Завтра война?

К оглавлению "Актуальные темы" К оглавлению "Политическая безопасность"

В. Бугера

Во время недавнего российско-грузинского конфликта, 12 августа в весьма известном и авторитетном американском интернет-обозрении, посвященном России, – Johnson's Russia List (http://www.cdi.org/russia/johnson/), – появилось объявление о круглом столе с участием посла Грузии в США и еще нескольких чиновников и политологов, американских и грузинских. В объявлении содержалась и такая фраза: «Далеко идущие цели России в войне с Грузией включают в себя… грозное предупреждение Украине о том, что ее стремление в НАТО может привести к войне и/или ее (Украины) расчленению».

Независимо от того, ставило ли российское руководство в действительности перед собой такую цель или нет, руководство Украины отреагировало на конфликт в Южной Осетии именно как на подобное предупреждение. Для всякого, кто внимательно отслеживал августовские политические новости, в частности заявления президента Украины Виктора Ющенко и ее министра обороны Юрия Еханурова, очевидно, что между Россией и Украиной не просто продолжается обострение отношений, но начинается нечто вроде холодной войны. В частности, 15 августа Ехануров заявил следующее: «Нам нужно делать свои украинские выводы, и в любом случае я очень хотел бы, чтобы каждый украинец сделал вывод, что нужно иметь сильные вооруженные силы».

На наш взгляд, данное заявление есть не что иное, как стартовый сигнал к раскручиванию украинско-российской гонки вооружений. Это звучит дико для уха людей, рожденных и выросших в СССР, – но это реальность, на которую нельзя закрывать глаза.

…Еще в 1994 году в московской коммунистической газете «Рабочая демократия» (№ 2) автором (под псевдонимом «Дмитро Зализняк») была опубликована статья под заголовком «Будет ли война между Россией и Украиной?» Тогда я уверенно прогнозировал: войне между двумя осколками Советского Союза быть, обосновывая это следующим образом.

После распада Советского Союза промышленники Украины и России (республик, в которых сосредоточена большая часть индустриальной мощи бывшего СССР) очутились в довольно-таки двусмысленном положении: с одной стороны, им необходимо бесперебойно торговать друг с другом, а с другой стороны – содрать в процессе этой торговли друг с друга как можно больше, чтобы залатать дыры в своей экономике. Устойчивый компромисс в данном случае исключен: торговля между двумя странами, экономика которых задыхается от недостатка инвестиций и неспособности эффективно их использовать, может быть либо выгодна одной из этих стран и невыгодна другой, либо невыгодна им обеим. Здесь та же ситуация, что и с тришкиным кафтаном: зашивая дыру в одном месте, мы делаем ее в другом. Новой-то ткани на заплату взять неоткуда.

Почему неоткуда? Не потому, что, как считают борцы за возрождение великой Российской Империи, были разорваны экономические связи между республиками бывшего СССР – этот разрыв не был первопричиной упадка экономики: наоборот, он произошел вследствие этого упадка, хотя, в свою очередь, и усугубил его. Упадок экономики явился результатом неспособности обветшавшего и прогнившего бюрократического государства своевременно обновлять устаревающие и изнашивающиеся средства производства, а реставрация капитализма и образование новых государств на обломках СССР – это, в сущности, не что иное, как результат судорожных попыток бюрократии создать новые механизмы хозяйствования, с помощью которых можно было бы остановить упадок экономики. Однако «худое дерево не приносит плода доброго»: новые хозяйственные механизмы и структуры оказались изначально гнилыми и неэффективными. Упадок превратился в обвал…

Но вернемся к промышленникам. Как мы видим, из того положения, в которое они попали, выход намечается только один – силовое давление на партнера с целью принудить его торговать в убыток себе. В политике «решительных действий» также заинтересованы банки обеих стран, роль которых неуклонно возрастает в ставшей капиталистической экономике последних. Российские банки заинтересованы в том, чтобы без помех на выгодных условиях инвестировать свои капиталы в украинскую экономику; украинским же банкирам нужно, чтобы местный рынок капиталов был надежно защищен от интервенции российских банков. Интересы промышленников и банкиров России и Украины непосредственнейшим образом отражаются на политике руководств их государств, которые не только представляют собой орудия промышленного и банковского капитала, но и сами являются главными промышленниками и крупнейшими банкирами своих стран.

Не следует забывать также и про украинские хлеб, сало и сахар, про черноморские торговые порты. Это такие лакомые кусочки, от которых российскому капиталу не так-то просто отказаться. И, разумеется, украинский капитал будет бороться за них до последней капли крови своих наемных рабов.

Чтобы оказывать давление на другие страны, государству нужна военная сила. Даже если ее пока что не собираются пускать в ход, все равно она нужна для того, чтобы придавать вес заявлениям и требованиям руководителей государства. Кто сильнее, тот сможет добиться своего. В свете этого становится понятным, почему узел российско-украинских противоречий завязался на Крыме (если Россия овладеет этим полуостровом, то контроль над Черным морем и морским побережьем Украины будет в ее руках) и на Черноморском флоте. Спор между российским и украинским руководством принял форму спора из-за дубинок, который, обостряясь, приближается к точке перехода в спор с помощью дубинок.

Как это ни парадоксально, но к обострению отношений между своими государствами российских и украинских державных мужей подталкивает также и… страх перед собственными соотечественниками-пролетариями. Угнетенные массы все более и более недовольны своей ухудшающейся жизнью, и чаша их гнева наполняется до краев. На кого прольется этот гнев, когда чаша переполнится? Правителям и господам очень не хочется испытать на себе активные действия разъяренных масс. Поэтому они стараются направить их ярость на соседние народы и государства (а именно на те, с правителями и господами которых они находятся в ссоре).

Помощниками в этом деле им служат националистические партии – от демократов до фашистов. В свою очередь вожаки этих партий, натравливая пролетариев своей страны на их братьев по классу в соседних странах, выдают себя за выразителей воли своих наций, обвиняют руководителей буржуазных государств в недостаточно последовательной защите (а то и просто в предательстве) национальных интересов и претендуют на то, чтобы самим занять их посты.

…Как показали прошедшие после той публикации 14 лет, совершенно точно были описаны характер противоречий между буржуазными Россией и Украиной и логика их обострения. Менялись президенты и правительства в обоих государствах, но, какова бы ни была их собственная риторика и фразеология поддерживающих их политических партий (и какие бы политические партии их ни поддерживали), все эти президенты и правительства с обеих сторон делали одно и то же – расширяли и углубляли разрыв между Россией и Украиной.

Возьмем, к примеру, украинских лидеров. Ошибочно считать Кучму «пророссийским» президентом: несмотря на то что он пришел к власти в том же 1994 году благодаря голосам избирателей, ностальгировавших по СССР (эти голоса отмобилизовали для Кучмы Компартия и Соцпартия Украины), вся его практическая политика заключалась в «уводе» Украины на Запад, от России. Просто делал он это «деликатнее», чем крикливый и эпатажный Ющенко, что и позволяло Кучме до поры до времени получать голоса тех избирателей, которые, в сущности, были противниками его политического курса. Понимая это, нетрудно сделать вывод о том, что сделал бы, став президентом, Янукович: было бы то же самое – движение Украины на Запад, от России, только более «аккуратное», чем при Ющенко.

Также нетрудно понять, почему Янукович так легко поддается Ющенко в критические моменты борьбы между ними. Оба эти «противника» делают одно дело – реализуют политический курс «На Запад, от России!» Только Янукович играет при этом очень специфическую роль: выдает себя за непримиримого противника Ющенко и сторонника дружбы с Россией. Та часть украинских избирателей, которая не хочет порывать с Россией, верит Януковичу, поддерживает его, – а тот сдает Ющенко один рубеж за другим, и Украина все быстрее плывет на Запад… Так делается «демократическая» политика на Украине, ключом к правильному пониманию которой является следующее обстоятельство: восточноукраинская буржуазия и бюрократия борется с западноукраинской буржуазией и бюрократией не за обособление от Западной Украины и от Киева, но за власть в Киеве, за власть над всей Украиной – за то, кто именно поведет Украину в объятия Запада.

Почему же мой прогноз от 1994 г. до сих пор не сбылся? Почему российско-украинские отношения развивались и развиваются так, как я и предсказывал, – противоречия накапливаются, не разрешаясь, и неуклонно обостряются, но до сих пор еще не дошли до точки взрыва? Причина тому одна: НАТО. Если бы за спиной ющенковской Украины не маячил Северо-Атлантический Альянс, Украина и Россия сейчас либо уже воевали бы, либо находились бы непосредственно на пороге войны.

До 2004 г. поддержка украинского руководства со стороны США и Западной Европы была еще не настолько сильна, чтобы в случае резкого обострения российско-украинских отношений стопроцентно застраховать Украину от нападения со стороны России. Дело в том, что бывшие партийные секретари и советские директора, возглавившие новую украинскую буржуазию и ее государство, приватизировали экономику своей страны не совсем так, как того хотелось бы западному капиталу. Об этом подробно пишет в книге «Строительство капитализма» (2001; русский перевод вышел в 2003 г.) Андерс Ослунд, один из ведущих «прорабов неолиберальных реформ» в государствах – осколках СССР и Организации Варшавского договора, давний приятель и сотрудник Сороса, Гайдара, Чубайса, Ющенко, Еханурова и многих других столь же знаковых персон, в 90-е гг. потрудившийся в качестве экономического советника сперва при правительстве РФ, затем при правительстве Украины, а затем в Киргизии лично при Аскаре Акаеве.

Вообще книга Ослунда заслуживает внимательнейшего изучения – в частности, для понимания того, как буржуи-неолибералы превращают вполне справедливый протест масс против ужасов капитализма в полезные для самих же буржуев «оранжевые революции». Так вот, стоит почитать, какими ругательствами Ослунд осыпает номенклатурную приватизацию на Украине… Читаешь – и понимаешь, что если бы Россия вдруг напала на кучмовскую Украину, то США и ЕС, пожалуй, возмущались бы лишь немногим больше, чем по поводу обеих войн в Чечне. Потому-то Кучма и был гораздо более осторожен с Россией, чем неолиберал Ющенко, за которого Запад стоит горой и который поэтому чувствует себя гораздо смелее. Впрочем, «осторожность» Кучмы не помешала ему в свое время выпустить в свет книгу «Украина – не Россия», один лишь заголовок которой уже развеивает иллюзии насчет «пророссийскости» его политики.

Приход к власти на Украине Ющенко и его команды ускорил процесс обострения российско-украинских отношений (впрочем, подчеркну еще раз: российские бизнес и политический истеблишмент виновны в этом обострении ничуть не меньше, чем украинские, – в этом нетрудно убедиться, объективно и беспристрастно исследуя историю российско-украинских отношений с августа 1991 г. по сей день). Создалась парадоксальная ситуация: с одной стороны, благодаря «оранжевой революции» готовность НАТО заступиться за Украину повысилась, с другой же стороны, российско-украинские отношения так быстро и сильно обостряются, что если вдруг на мировой арене случится что-нибудь, в результате чего НАТО будет не до Украины, то российское руководство гораздо скорее воспользуется случаем показать Украине кузькину мать, чем если бы президентом оставался Кучма или стал Янукович.

Но дело ведь вот еще в чем: война между Россией и Украиной может начаться вовсе не обязательно по инициативе России – первой начать может и Украина, причем именно потому, что чувствует за собой поддержку Вашингтона и Берлина, которые охотно объяснят мировому сообществу, что это демократическая Украина так защищает свою свободу от русского медведя. Как это делается, мы совсем недавно видели на примере Грузии…

Если резюмировать кратко, то парадоксальность ситуации заключается в следующем: движение Украины в НАТО хотя и отсрочивает российско-украинскую войну, но в то же время повышает ее вероятность в сравнительно недалеком будущем. Одним словом, хоть движется Украина в НАТО, хоть не движется – и так, и эдак Россия и Украина к войне идут. Идут тем более верно, что втянуть народы этих двух государств в братоубийственную бойню сегодня гораздо легче, чем 14 лет назад: уже достигло призывного возраста поколение, которое совершенно не помнит жизни в СССР, а значит, никогда не испытывало живого, непосредственного ощущения единства народов России и Украины, никогда не воспринимало эти народы как единую плоть и кровь.

Но тут начинается самое любопытное в нашем прогнозе. Подумаем немножко над тем, в чем различны структура общества и характер межэтнических противоречий на Украине и на большинстве территории России, с одной стороны, а с другой стороны – на Кавказе, где клановость пропитывает всю ткань общества. Далее поразмыслим, чем война между Россией и Украиной будет отличаться по характеру своего течения от обеих чеченских войн и от войн в Абхазии и Южной Осетии. И мы поймем, что если война между Россией и Украиной протянется хотя бы больше года, то из империалистической она обязательно превратится в гражданскую, причем в обоих этих государствах.

14 лет назад я прогнозировал, что хотя бы мало-мальски длительная война между Россией и Украиной будет означать социальную революцию. Этот прогноз совершенно не утратил своей актуальности.

Статья напечатана в - Информационно-публицистическом еженедельнике "Истоки" №37 (597), среда, 10 сентября 2008 г. (тираж 7499 экз.). С. 9.