А. ВНУКОВ: ПРЕСТУПНИКИ И ИХ АДВОКАТЫ

К оглавлению "Актуальные темы" К оглавлению "Политическая безопасность"

…Виктор Полищук (1) родился в Польше. Его отец по национальности был украинцем, мать – полькой. В 1939 году, после прихода советских войск, отец был арестован и расстрелян, а вся семья была депортирована в Северный Казахстан. После войны как бывший польский подданный Полищук переехал на жительство в Польшу. О том, что называть себя украинцем там небезопасно, он узнал буквально сразу же, как только эшелон остановился в Перемышле. Там его с семьёй встречали родственники, которые после войны сразу перебрались из Волыни в Польшу. Выйдя из вагона, он радостно приветствовал своих родных, но увидел на их лицах страх вместо радости. «Не признавайся, что ты украинец, говори только по-польски», – шепнули ему на ухо.
Тут же Виктор был неприятно удивлен тем, что родственники, все без исключения, поменяли свои украинские фамилии и имена на польские. Они же объяснили, почему поляки так относятся к украинцам и не называют их иначе как «резуны» и «бандиты». Так будущий историк украинского национализма впервые узнал о том, что творили оуновцы во время войны на Волыни.
* * *
Вернёмся, однако, в наши дни. 28 февраля президенты Украины и Польши В. Ющенко и Л. Качинский посетили памятный крест, установленный на месте трагедии польского села Гуты Пеняцкой (Львовская область).
Предполагается, что в феврале 1944 года здесь было уничтожено от 600 до 1000 жителей, выжили единицы. Сразу после войны те, кто чудом избежал смерти, утверждали однозначно: этот варварский акт совершили бандеровцы. Такая точка зрения утвердилась на многие годы. В 1988 году на месте трагедии впервые был установлен временный памятный крест. В 60-летнюю годовщину массового убийства его заменили на постоянный.
Тогда, в 2005 году, «оранжевые», занятые дележом портфелей и должностей, особого внимания на этот факт не обратили. Как не оспаривали и ответственности бандеровцев за свершённое.
Нынче же ситуация совсем иная. «Оранжевые» терпят крах и во имя собственного спасения оседлали махровый национализм и русофобию, беззастенчиво переиначивая представления о многих событиях прошлого. Не избежала этой участи и трагедия Гуты Пеняцкой. Радикал-националисты, реабилитируя ОУН-УПА, тщатся доказать, что к событиям февраля 1944 года причастны все кто угодно, только не бандеровцы.
Но обратимся к фактам. 23 февраля 1944-го в район села выдвинулось полицейское подразделение СС. Польские отряды самообороны их атаковали. Эсэсовцы понесли потери, но им оказали помощь некие партизаны. 28 февраля село было вновь окружено подразделениями СС и после жестокого боя полностью уничтожено. Лишь немногим удалось скрыться в ближайших лесах.
Вначале украинские националисты попытались вообще отрицать участие бандеровцев в данной акции, утверждая, что она – дело рук немцев. Но утверждение выглядело настолько смехотворным, что националистам пришлось согласились с тем, что подошедшие к Гуте отряды СС состояли из украинских добровольцев дивизии СС «Галичина». Партизаны тоже были не безымянные, а из ОУН-УПА, но они якобы только прикрывали эсэсовцев при отступлении.

Несколько слов о дивизии СС «Галичина». Днём ее создания считается 28 апреля 1943 года. Этот факт развенчивает утверждения современных украинских историков о том, что во время трагедии в Гуте Пеняцкой дивизия еще не сформировалась. Все командование дивизией оставалось в руках у немцев. Вынужденно признавая факт присутствия эсэсовцев из «Галичины» 23 февраля 1944 года в Гуте Пеняцкой, националисты утверждают, что штурмовали село только немцы.
Возникает естественный вопрос: для чего немцы целый год тренировали дивизионщиков? Ведь именно для карательных полицейских акций и создавалась дивизия. После поражения под Бродами её жалкие остатки именно этим и занимались в Словакии, Словении и Австрии. Более того, польские историки конкретно указывают, какое подразделение дивизии уничтожило Гуту Пеняцкую – 4-й полк. В течение многих лет Виктор Полищук собирал материалы, которые обобщил в книге «Горькая правда. Преступность ОУН-УПА». В ней он приводит данные, говорящие о том, что в 1939 году поляки, проживающие на Волыни, составляли 16% от общего числа населения этого региона. Примерно половина из них жила в городах и была недоступна «уповцам», которые действовали исключительно в сельской местности. Таким образом, получается, что на хуторах, в сёлах и деревнях поляки были уничтожены практически поголовно.

Этим действиям есть одно название – геноцид. 11 июля 1943 года отряды УПА атаковали 167 польских сёл, 99 из которых были полностью уничтожены. В своей книге «С кем и против кого воевали украинские националисты в годы Второй мировой войны» профессор В.И. Масловский писал, что от рук УПА погибло от 200 до 310 тысяч человек. Такое массовое уничтожение мирного населения, даже на фоне фашистских карательных акций, вызвало шок в Польше. Еще во время войны начали составляться поименные списки жертв. В послевоенный период появилось огромное количество исторической, публицистической и художественной литературы, посвящённой этой трагедии.

Наиболее обстоятельным исследованием можно считать двухтомный 1400-страничный труд Владислава и Евы Семашко «Геноцид украинских националистов в отношении польского населения Волыни 1939–1945». В нём поименно приведены данные по всем селам и регионам. Приведём лишь несколько фактов из книги: «УПА убила в селе Куты 138 человек, из них 63 ребёнка, в селе Острувка 439 человек, из них 141 ребенок, в селе Воля Островецка 529 человек, из них 220 детей, в селе Чмыкив 240 человек, из них 50 детей, в селе Янковичи 79 человек, из них 18 детей». И это данные о преступлениях, совершённых УПА в течение одного дня!
Сразу после войны тема волынских событий нашла отклик в советской истории. Так, в 1954 году львовский историк В. Ивасюта, исследуя преступления бандеровцев, писал, что от их рук погибло 685 тысяч поляков и евреев. Таким образом, мы видим, что поголовное уничтожение жителей Гуты Пеняцкой есть не случайный эпизод, а образ действий «уповцев».
Сегодня для национал-радикалов, пытающихся не только реабилитировать ОУН-УПА, но и сделать из его убийц героев, такое признание абсолютно неприемлемо. И у них есть высокий покровитель – президент Ющенко, которого они и попытались использовать, чтобы снизить резонанс мероприятий по случаю 65-й годовщины трагедии Гуты Пеняцкой.
Ещё в начале февраля националисты стали требовать от Ющенко не участвовать в возложении венков к памятному кресту. Больше того, ультранационалистическая партия «Свобода» (звучит, как издевательство!) срочно вкопала невдалеке свой крест в память об украинцах, погибших во время войны от рук поляков. Однако для украинского президента в его нынешнем положении идти на конфликт с Качинским явно не с руки. Ющенко официальный памятник посетил, а к кресту, установленному «Свободой», несмотря на все призывы «свидомых», не поехал.
Но это вовсе не значит, что пан президент вдруг отказал своим сторонникам в поддержке и принял взгляд объективных историков на бандеровцев как палачей Гуты. Не имея возможности отрицать очевидные факты, Ющенко совершил самый настоящий кульбит, переложив вину с больной головы на здоровую. Как сообщила на брифинге пресс-секретарь президента Украины Ирина Ванникова, её шеф считает ответственным за трагедию Гуты Пеняцкой не украинских националистов-головорезов, а гитлеровский и сталинский режимы. Старательно обходя вопрос о том, кто проводил «карательную операцию», Ющенко объявил Гуту Пеняцкую примером «польско-украинской трагедии времён Второй мировой войны» и предложил исходить из того, что жертвами этой трагедии стали обе нации. Логика рассуждений железная: «Ведь ни украинцы, ни поляки не имели на то время собственных государств и были вынуждены искать поддержки третьих стран. В итоге два народа стали заложниками амбиций тоталитарных режимов – гитлеровского и сталинского». А далее уже и об ответственности Гитлера ни слова: «Позиция Президента Украины заключается в том, что конфликт обескровил нации, и это позволило сталинскому режиму придушить оба национальных движения и утвердить на землях обоих народов тоталитарную систему».
Импульс, идущий сверху, с готовностью подхватывается внизу. Националисты рассматривают современную Россию как наследника сталинского режима и потому во всём готовы видеть проявления русского экспансионизма.

Вот лишь один пример. На территории Волыни оуновцами было убито огромное число польских детей. В знак скорбной памяти об этом вскоре Гжибовскую площадь в Варшаве украсит необычный памятник - отлитое из бронзы 5-метровое дерево с крыльями вместо кроны. На крыльях помещены изображения трупов детей. Памятник посвящён жертвам ОУН-УПА.
Автором необычного проекта является известный польский скульптор Мариан Конечны. По его мнению, столь натуралистичная идея памятника всецело оправдана. Он сам родом из мест, ныне находящих в пределах Украины, а до войны входивших в состав Польши, и утверждает: оправданием такого вида памятника являются испытания, пережитые польским населением в 1943–1944 годах. Идею памятника скульптор почерпнул из фотографий, сделанных в селе Козове (ныне Тернопольская область) в 1943 году. Именно дети стали главными жертвами злодеяний УПА в этом селе.
Украинские национал-радикалы не были бы самими собой, если бы не нашли возможным обвинять в волынской трагедии Россию. Так, львовская пресса утверждает, что резню в Гуте Пеняцкой спровоцировали… «советские партизаны». «Львовская газета» написала, что установка памятника убиенным детям – это элемент большой геополитической игры России (!!?), которая-де хочет сберечь свое влияние на Украину и поэтому инициирует проекты, вбивающие клин в польско-украинские отношения.
Если следовать извращённой логике пана Возняка, раз Россия хочет сберечь свое влияние на Украину, значит, она его уже имеет. Во влиянии на Польшу Россию пока еще никто не упрекал. Следовательно, вбивать свой «коварный клин» Россия может только с украинской стороны. Тогда, возможно, она инспирирует и оплачивает установку и значительного числа памятников бандеровцам, которые вызывают столь негативную реакцию со стороны поляков? И не она ли, Россия, заставила главу депортированных украинцев «Надсяння» В. Середу в том же номере «Львовской газеты» заявить: «Разве это увековечение памяти? Конечно, нет. Это желание удовлетворить свою животную ненависть».
Остаётся понять одно: если установка памятника невинно убиенным детям есть «удовлетворение животной ненависти», то какими словами надлежит описывать деяния детоубийц и моральный облик тех, кто возвеличивает их на Украине?
_______________
(1) Виктор Варфоломеевич Полищук (1925–2008) – независимый канадский историк, работы которого посвящены разоблачению преступлений ОУН-УПА.
http://odnarodyna.ru/articles/4/553.html