Достоин презрения

Актуальные темы Политическая безопасность Самое интересное

Темы: Россия, Внутренняя политика в России, История России, Дмитрий Медведев, Михаил Горбачёв

Награждение Горбачева орденом Андрея Первозванного, осуществленное Дмитрием Медведевым – это конечно позор и нечто от Кафки. Это примерно так же, как если бы Гитлеру через двадцать лет после войны наградили Нобелевской Премией Мира. Впрочем, у Горбачева она уже есть – почему бы не присудить и Гитлеру посмертно? Очевидно, с одной стороны, у Медведева есть проблемы как с чувством такта, так и с этикой. А с другой, – надо полагать, что он чувствует в Горбачеве родственную душу. И нужно отдавать себе отчет в том, что он может сделать со страной, если останется еще на один срок.

Сегодня 14% населения страны положительно относятся к Горбачеву. 18% - считают, что его эпоха принесла стране больше хорошего.

Достаточно, чтобы завалить стол 80-летнего юбиляра поздравительными телеграммами. Это – те, кто так или иначе выиграл от его политики. Что-то украл. На чем-то – нажился. Получил свободу предавать страну и на этом зарабатывать. Получил свободу воровать. Вывозить деньги за рубеж. Свободу от обязанностей. Свободу от того, чтобы напрягаться. Свободу убивать и свободу оскорблять.

И 60% полагают, что эта эпоха принесла стране ужас и страдания. Это – по данным Левада-центра от начала года. Возможно, в марте он вывесит и более новые данные. Возможно – что-то подкорректирует, чтобы не огорчать юбиляра.

Вот данные ВЦИОМа от 1-ого марта. Те же проценты (15%) положительного отношения.

Пользу от того, что иногда называют «демократическими свободами», видит 10% граждан. Потому что эти «свободы» - не были демократическими, так как оказались свободами для подавляющего меньшинства, ненавидевшего ту систему и игнорировавшего мнение большинства, которое думало иначе.

Пользу от того, что называют «окончанием холодной войны» - видит 5%. Еще 4% радуются «антиалкогольной кампании». Столько же – тому, что была начата «перестройка». 2% - рады тому, что Горбачев дал возможность «зарабатывать, заниматься предпринимательством». 2% рады выводу войск из Афганистана. И 73% отвечают, что не могут назвать ничего хорошего.

А те, которые из меньшинства, такие как Альбац, Новодворская, «творческие коллективы» «Эха Москвы» и Горбачев-фонда – они радуются и празднуют.

Публицист Александр Черницкий по поводу опросов в связи с 80-летием Горбачева сказал: «Если провести аналогичный опрос в бывших ССР, компьютеры Левада-центра разрушатся от всеобщей ненависти к Горби. Все живут хуже, чем в бывшей РСФСР».

Есть такая категория политических фигур, к которой, собственно, и принадлежит Горбачев. Они не знают и не понимают своих целей – потому что, какие бы цели они публично не провозглашали, их подлинная цель – даже не их же власть – а наслаждение ею. Они могут в этом не признаваться даже самим себе – но их цель лишь собственное самолюбование и тщеславие.

Власть для них – не инструмент. Власть для них – не изматывающий труд. Власть для них повод для самолюбования. И средство получения почестей. И в отличие от тех, для кого власть – сама есть самоцель – они даже не будут надрываться, ее защищая.

Они, такие как Горбачев – как обезьяна, играющая с короной: она может ее украсть, может ею любоваться, может, надев ее, смотреться в зеркало, может ее выбросить и убежать, увидев, что игрушку отбирают: но не может, даже надев, стать королем.

Он возвышался – в качестве производного от неких отношений, существовавших вне его. Всегда в этих отношениях выбирая положение удобного и для одних, и для других.

Это принесло ему власть. Но, получив эту власть, он не знал, что ему делать. Он получил пост, формально ставивший его в один ряд с титанами прошлого. И хотел быть таким же – но не был. Потому что не мог.

Евгения Альбац, делясь на «Эхе» сладострастными воспоминаниями от посещения Горбачевым ее кампании, уверяет, что по его словам – он не виноват ни в чем, потому что ничем не управлял – все делал самовольный аппарат партии, КГБ – ну, и так далее.

В целом – это, конечно, ложь. Никакая серьезная акция в стране не проводилась без его санкции и одобрения.

Он может это отрицать, но:

- это он санкционировал публикацию статьи Нины Андреевой – а потом разыгрывал возмущение по этому поводу;

- это он санкционировал применение армии при разгоне демонстрации в Тбилиси – а потом заявил, что ничего об этом не знал;

- это он санкционировал и поддержал создание Комитета Общественного Спасения в Литве, штурм телецентра и применение войск зимой 1991 года – а потом сказал, что все было сделано без его ведома, и предал создателей тех же комитетов;

- это он весной 1991 года инициировал попытку смешения Ельцина с поста Председателя Верховного Совета РСФСР и требовал от Первого Секретаря ЦК КП РСФСР Ивана Полозкова и Первого Секретаря ЦК МГК КПСС Юрия Прокофьева обеспечить необходимое голосование на Съезде депутатов РСФСР – а когда все было готово – дал Полозкову указание снять этот вопрос с повестки дня, – но ко всему прочему – потом в ЦК обвинил Полозкова в самовольном снятии вопроса;

- это он инициировал подготовку введения чрезвычайного положения летом 1991 года, дал согласие на создание и действия ГКЧП (по некоторым свидетельствам – именно он предложил и название «Государственный Комитет по Чрезвычайному Положению») - и сам составил список его членов – а потом обвинил всех их в своем аресте и попытке переворота.

Но отчасти – это правда. Потому что он хорошо умел лавировать – но никогда не умел ни руководить, ни управлять что действиями своих подчиненных, что развитием ситуации.

Он не знал, чего он хочет – потому что хотел одного – любоваться собой и войти в историю: «сделать нечто Великое». Он получил право указывать стране направление движения – и не знал, что указать. Как потому, что не умел Сам определять цели – он всегда маневрировал между Старшими и исполнял цели, поставленные Ими. Так и потому, что был элементарно неграмотен – а его обучение на юрфаке МГУ было типичным обучением «общественника». Как там было в «Служебном романе»: «Однажды ее выдвинули в профком – и с тех пор не знают, как задвинуть». За что и ставились соответствующие оценки. Кстати, упоминаний о военной службе Горбачева нельзя найти ни в одной его биографии. Правда, некоторые люди, знающие его лично, утверждают, что он, все же, служил.… Только, по их словам, как орденоносцу труда ему поручили ответственную должность завскладом. Так служил. Так и учился.

Он не имел внутреннего креативного потенциала для постановки целей – за все время как своего властвования, так и последующее, невозможно в его делах и речах найти ни одной действительно свежей и конструктивной идеи.

Он говорил много – и все про то, что хорошее – хорошо, а плохое – плохо. И первое время это не только нравилось – но и, на фоне последних десятилетий, изумляло: «Оно еще и разговаривает!». Правда, потом оказалось, что в любой одной странице брежневского официоза содержательного начала в десяток раз больше, чем во всех речах Горбачева.

Он много наговорил, и много написал – вместе с помощниками. Только с какого места ни читай какую-нибудь «Перестройку и новое мышление – для нас и для всего мира» - смысла увидеть невозможно. Логорея. Она же - словесная диарея.

Но говорить было недостаточно – тем более, говорить ЭТО – не несущее смыслового содержания. Очень быстро, уже к середине 1986 года, это стало надоедать – и общество, а партия, и аппарат стали требовать какого-то дела. Каких-то решений. Проблемы-то действительно были – и их действительно нужно было решать.

А он – не мог.

Для того, чтобы вообще что-то решать – ему нужно было иметь тех, от кого он сможет быть производным. Тех, между кем ему можно будет скользить. Нужна была чужая схватка, чужое противостояние, чужой конфликт – чтобы оказаться в них неким подобием арбитра, «генератором консенсуса». И он отчасти непроизвольно – а отчасти сознательно, провоцировал и порождал конфликты и противостояния. Он натравливал одних на других – а потом начинал призывать их к соглашению. И приводил к тому, что не устраивало ни одних, ни других. А когда каждый из них, спровоцированный им на конфликт, обращался к нему за поддержкой – он предавал каждого из них.

Как там у Стругацких: «Мы здесь ломаем головы, тщетно пытаясь втиснуть сложную, противоречивую, загадочную фигуру орла нашего дона Рэбы в один ряд с Ришелье, Неккером, Токугавой Иэясу, Монком, а он оказался мелким хулиганом и дураком! Он предал и продал все, что мог, запутался в собственных затеях, насмерть струсил и кинулся спасаться к Святому Ордену.

Через полгода его зарежут, а Орден останется. Последствия этого для Запроливья, а затем и для всей Империи я просто боюсь себе представить».

И это – не потому, что он был коварным интриганом – это потому, что он был политическим и организационным импотентом.

Он затевал интригу – и сам ее разрушал в испуге от того, что она развивалась. Но ему – всегда нужен был конфликт. Всегда нужно было противостояние – и он их всегда разжигал и провоцировал – по замыслу. Чтобы победно разрешить – в действительности – чтобы самому смертельно перепугаться ходом развития событий и всех предать и обвинить.

Даже сотворенная им катастрофа и разрушение – были не плодом коварного замысла тайного врага – они были плодом действий танцора, которому всегда мешают известные обстоятельства.

Его адвокаты упорно утверждают – ну не мог бы один человек разрушить СССР, если бы тот не имел в себе собственных проблем. Во-первых, мог бы. Чем сложнее система – тем больше для нее опасности «от дурака». Самый совершенный лайнер – можно разбить, если пилота станет отвлекать пьяный министр авиации.

Во-вторых - да, в 1985 году страна хотела перемен, хотела развития и динамики. Но не разрушения существующего. Хотел подняться выше того уровня развития, которого она достигла – а не обрушения ниже того, что имела.

Горбачев произнес немало сентенций на тему более чем спорной фразы Достоевского о том, что никакая гармония не стоит того, чтобы в ее основе лежала хоть одна слезинка ребенка. Предположим. А идея "перестройки" и "нового мышления" стоила той крови, к которой она привела? Стоила Карабаха? Стоила Ферганы? Стоила Абхазии, Осетии, Приднестровья? Стоила миллионов нищих? Стоила вымирания страны со скоростью миллион человек в год? Уж не будем вспоминать, что, по архивным данным, все сталинские расстрельные приговоры по политическим статьям за 30 лет его власти насчитывают 800 тысяч человек…

А сломал – он. Потому что никогда не умел созидать – умел интриговать, предавать. Разрушать.

И даже когда что-то пытался сделать – всегда оказывался в роли того китайского императора, который к чему бы ни прикасался – все превращал в золото. И умер от голода – потому что и хлеб, который он хотел положить в рот – становился золотом.

Только у Горбачева все, к чему он прикасался – становилось не золотом – фекалиями.

На сегодняшний день, включая КПСС, он сменил уже четыре партии: 1) КПСС (1952 — 1992), 2) РОСДП (2000 — 2001), 3) СДПР (2001 — 2007), 4) ССД (с 2007), - и три из них привел к гибели и предал со словами: «Они меня не достойны». Примерно так говорил и Гитлер, приказывая открыть шлюзы и затопить берлинское метро, где в этот момент прятались от обстрела жители его столицы. Но Гитлер хоть имел смелость не бежать из обреченного им Берлина и покончить с собой, поняв, что проиграл. Ельцин хотя бы извинился за то, что натворил. Мучился, ездил в «Святую землю», пытался каяться, - и не выжил, в конце концов.

Горбачев празднует Юбилеи. Собирает соратников по преступлениям. В Германии за прославление Гитлера грозит тюремное заключение. В России, увы, до сих пока еще позволяется кощунственно заявлять: «Он принес нам волю!» - и чествовать Горбачева. Который в любом случае достоин одного – брезгливого презрения.

Неумелый интриган и мелкий провокатор. Недоученный юрист и такой же агроном. Тщеславный паяц и трусливый предатель. Политический неуч и организационный импотент.

Герострат и садист, наслаждающийся памятью о сотворенном зле и причиненных им страданиях десяткам миллионов жертв.
Черняховский Сергей
Источник: apn.ru
Темы: Россия, Внутренняя политика в России, История России, Дмитрий Медведев, Михаил Горбачёв