НЕРАВНЫЙ БОЙ ГЕНЕРАЛА СТАЛИНА

Актуальные темы Политическая безопасность Самое интересное

24 марта исполняется 90 лет со дня рождения Василия Иосифовича Сталина. Летчика-истребителя, генерал-лейтенанта авиации, депутата Верховного Совета СССР, вписавшего яркие страницы в историю советских Военно-Воздушных Сил. Человека, на которого современные лжеисторики, писаки-конъюнктурщики наворотили горы клеветы и нелепых мифов. Единственная «вина» которого в том, что он стал настоящим сыном своего Великого Отца и, в отличие от многих. , не предал память о нем. Как и многие дети советских политиков того времени, Василий после школы посвятил себя военной авиации. На этот его выбор повлияло личное знакомство с Валерием Чкаловым.
НЕРАВНЫЙ БОЙ ГЕНЕРАЛА СТАЛИНА

К 90-летию со дня рождения

24 марта исполняется 90 лет со дня рождения Василия Иосифовича Сталина. Летчика-истребителя, генерал-лейтенанта авиации, депутата Верховного Совета СССР, вписавшего яркие страницы в историю советских Военно-Воздушных Сил. Человека, на которого современные лжеисторики, писаки-конъюнктурщики наворотили горы клеветы и нелепых мифов. Единственная «вина» которого в том, что он стал настоящим сыном своего Великого Отца и, в отличие от многих. , не предал память о нем.

Как и многие дети советских политиков того времени, Василий после школы посвятил себя военной авиации. На этот его выбор повлияло личное знакомство с Валерием Чкаловым.

Качинское училище военных летчиков под Севастополем было тогда мощной «кузницей» покорителей неба. Непросто давалась поначалу наука молодому курсанту. И тем более ценной была для него первая награда - заключение летчика-инструктора: «Летать любит, умеет и может. Пилотирует отлично и свободно. В полете инициативный, решительный».

После нескольких месяцев службы в 16-м ИАП младшего летчика В.И.Сталина зачисляют слушателем Военно-воздушной академии. Но с запада все отчетливей доносилось грозное дыхание войны и Василий решает, что тактика воздушных боев вырабатывается не в учебных аудиториях, а в небе. И уходит из академии.

С началом войны командование не спешит удовлетворить просьбу капитана Сталина о направлении его в действующую армию, памятуя о трагической судьбе попавшего в плен старшего брата Якова Джугашвили. И бурно радуется, когда его очередной рапорт удовлетворен.

Первые бои, первые боевые крещения. Вот как вспоминал об этом однополчанин Василия его летчик-инструктор в Каче Федор Прокопенко:

- Дело было под Сталинградом. В разгар боя спохватился: где командир? Вижу: Василий гонится за «мессером», а за ним в хвост пристроился второй «мессер». Ситуация, можно сказать, губительная. Так накануне погиб Володя Микоян. Надо выручать. Бросаемся с Шулеженко на помощь. Я – по кабине одного очередь, чтоб долго не мучился. Шулеженко по бензобаку второго.

После боя товарищи устроили Василию хорошую взбучку, дабы не увлекался. Критику воспринял как должную. Хотя в случившемся был более виноват его ведомый, умудрившийся потерять в схватке своего командира. Уже после войны Василий подарит Прокопенко свою фотографию с надписью: «Спасибо за жизнь. Жизнь – это Родина».

В воздух командир полка, вопреки инструкции, всегда поднимался без парашюта. Говорил:

- Хватит с них одного Якова.

В тяжелейшее для страны лето 42-го года Ставка Верховного Главнокомандующего поручает полковнику Сталину сформировать полнокровную боевую авиагруппу. Способную противостоять лучшим авиаэскадрам Геринга. Василий лично отбирает самых опытных и закаленных в горниле воздушных сражений летчиков. Истребители получили, что надо - новые Як-9, ни в чем не уступавшие фашистским стервятникам.

Все – от идеи до практического ее воплощения - в создание 434-го авиаполка, переименованного после Сталинградской битвы в гвардейский 32-й ИАП, принадлежало Василию. Звездным часом для полка стало 29 июля. В этот день летчики Василия Сталина сбили 34 вражеских самолетов, потеряв лишь один. Подобных результатов не добился ни один авиаполк за всю войну.

Лично Василию командование запретило принимать участие в воздушных боях. А он при всяком удобном случае нарушает эти запреты. И два лично сбитых им вражеских истребителя и нескольких в групповых боях – результаты нарушений этих запретов.

Забегая несколько вперед, добавим: Василий овладел всеми типами истребителей, которые были тогда на вооружении советских ВВС, и даже бомбардировщиков. Удостоен звания «Летчик первого класса, а оно дилетантам не присваивается.

Но не только горячность, а рассудительность, умение отстоять свою позицию выделяли Василия Сталина среди других командиров. В те горячие дни он отказался выполнять приказ главкома ВВС Новикова направить два полка на штурмовку переправ, здраво рассудив, что у них не хватит горючего для возвращения домой. Иными словами: боевые друзья были обречены на гибель. Безрассудный приказ так и остался не реализованным.

Весна 43-го. После изнурительных боев полк выведен на отдых и пополнение. Почему бы не отдохнуть и не расслабиться? Василий принимает предложение товарищей порыбачить. На уху решили наловить принятым в военное время способом – взрывами зарядов. Несколько эрэсов (реактивных снарядов) так и остались молчаливо лежать на дне, а последний разорвался в руках инженера по вооружению. Инженера – на куски, Василия - ранило.

Случай оставил больше вопросов, чем ответов. Почему именно этому заряду суждено было взорваться в руках? А если принять во внимание, что до этого в двигателе его самолета было обнаружено острое шило-отвертку, что неизбежно могло привести к аварии в воздухе? На Василия шла охота, и Верховный главнокомандующий пресекает ее, хотя и довольно необычным способом: полковника Сталина от командования полком отстраняет, да еще и убийственный приказ издает по сему поводу.

Иному бы хватило войны на всю оставшуюся жизнь. Василий же не из тех. Штабная, инспекционная работа не по нему. Упорно добивается возвращения в действующую армию. В январе 1944 года его назначают командиром 3-й гвардейской авиадивизии, действующей в полосе предстоящего наступления 1-го Белорусского фронта.

Воздушное превосходство люфтваффе в воздухе давно сломлено. Главный противник – на земле. Упорно сопротивляется, пытаясь вырваться из уготованного командующим фронтом Рокоссовским огромного котла. Основная часть 3-й гвардейской авиадивизии базируется на аэродроме Слепянка вблизи Минска. Сюда и устремились выходящие из окружения немецкие части. Возникла реальная угроза уничтожения материальной части авиадивизии. Вот как описывал свои действия Василий Сталин в последующем донесении командующему 16-й воздушной армией:

«Принимаю решение спасти материальные ценности, гвардейские знамена и секретные документы штаба дивизии и штабов частей. Отдаю приказ об эвакуации их на северо-восток Минска, начальнику штаба поручаю организовать наземную оборону на подступах к аэродрому. Сам на У-2 убыл на аэродром в Докуково – для организации ночного старта, затем вернулся в Слепянку. Эвакуация штабов к тому времени была окончена. Она прошла быстро и организовано, хотя уже и под минометным огнем. Результаты дали себя знать на следующий день: наши самолеты совершили 134 боевых вылетов. Проведенная ими штурмовка парализовала и раздробила вражескую группировку на мелкие группы. В наземном бою было уничтожено 200 солдат и офицеров, 222 взято в плен».

И далее следует список представленных к наградам.

Между строк скупого боевого донесения угадывается умение молодого комдива в экстремальной ситуации принять и реализовать безошибочное решение. Именно так оценил впоследствии его действия командующий воздушной армией Руденко.

В аналогичную ситуацию довелось попасть и в районе литовского города Шауляй. Совместно с 3-й авиадивизией на аэродроме базировался полк торпедоносцев. Они и попали под острие удара более 250 вражеских танков и четырех полков пехоты, стремившихся вернуть себе город. Еще чуть-чуть – и танки накроют своим огнем наши самолеты. Один за другим поднимаются в воздух мощные «бостоны», уходя от опасности. Последним на своем истребителе покинул аэродром командир дивизии. «Ох, и бесстрашный был», - отзывался впоследствии о нем летчик одного из торпедоносцев Алексей Скрябин.

Характерная деталь. Будущий трижды Герой Советского Союза Александр Покрышкин и Василий Сталин были назначены командирами дивизий в одно время. И оба на завершающем этапе войны трижды отмечались в приказах Верховного Главнокомандующего И.В.Сталина.

Новая ступенька в его военной биографии – командующий авиационным корпусом. Базируется корпус в Германии и Венгрии. Должность генеральская, но Василий по-прежнему полковник. Лишь в 1946 году И.В.Сталин уступает настояниям министра обороны Булганина и подписывает представление о присвоении ему звания генерал-майора. Было Василию в то время 25, самому молодому генералу Советской Армии.

Нынче гораздые до подлых побрехенек борзописцы изгаляются: дескать, очередные высокие посты – заместителя командующего, а затем и командующего ВВС Московского военного округа - получил он благодаря отцу. Да еще тогда, когда, дескать, уже стал алкоголиком.

Однако беспристрастный анализ послужного списка – от лейтенанта до генерала – свидетельствует иное. Иосиф Виссарионович трижды отклонял представления о досрочном повышении сына в званиях и наградные реляции на него.

И мог ли командующий - «алкоголик» за короткое время вывести военно-воздушные силы округа в число передовых, которые трижды по годовым итогам занимали первые места в стране. Проведена была огромнейшая работа по перевооружению авиационных частей, освоению новых видов боевой техники. Пришла эра реактивной авиации, в которой Советскому Союзу надлежало подтвердить свою высокую репутацию. Обустраивались современные аэродромы и военные городки, улучшались жилищно-бытовые условия авиаторов.

Война на Корейском полуострове показала, как важно советским летчикам держать «порох» сухим. Лидер КНДР Ким Ир Сен обращается с просьбой укротить американскую авиацию, захватившую безраздельное господство в воздухе. 324-ю авиадивизию И.В.Сталин поручает возглавить трижды Герою Советского Союза Ивану Кожедубу.

Василий поднял подполковника Кожедуба с постели глубокой ночью, когда тот отдыхал в Сочи:

- Иван, где ты там пропал? Срочно вылетай, дело есть.

А делом было без промедлений сформировать дивизию и отправиться с ней в Китай, к самой границе с КНДР. Вместе с личным составом генерал-лейтенант Сталин месяц безвылазно сидит на подмосковном аэродроме Кубинка, готовит пилотов к боевым действиям. Личному составу запомнилось его напутствие: «Там воевать надо по-другому – не так, как вы воевали в минувшую войну. Используйте опыт, приобретенные знания, ум, новую технику…».

И летчики Кожедуба «воевали по-другому», навязали уверовавшим в собственную безнаказанность американцам свою тактику воздушных боев. За девять месяцев участия в боевых действиях 324-я ИАД сбила 216 вражеских самолетов, из них 12 сверхсовременных «летающих крепостей» В-29. Собственные потери составили 27 истребителей и 9 летчиков. Соотношение числа побед к потерям – 9,6. Именно мощный отпор заставил американскую военщину отказаться от намерения подвергнуть атомным бомбардировкам КНДР, КНР и Советский Союз.

5 марта 1953 года уходит из жизни И.В.Сталин. Министр обороны приказывает генерал-лейтенанту Сталину убыть из Москвы и принять под свое командование один из военных округов. Предвидя дальнейший исход событий, Василий отказывается от этого предложения. Через три дня Булганин увольняет его в запас без права ношения военной формы. А 28 апреля следует арест. Перечитываешь многие пункты предъявленных генерал-лейтенанту обвинений – в лучшем случае они заслуживали взыскания, в худшем - отстранения от должности.

Главной, конечно, была грозная 58 статья об антисоветской деятельности. Василий не скрывал своих сомнений в причинах внезапной тяжелой болезни и смерти отца. Почти через пятьдесят лет объективные исследователи тех событий, опираясь на бесспорные доказательства, подтвердят его сомнения. Смерть Сталина стала результатом заговора кремлевских политиков в их алчной борьбе за власть. А тогда Василию предписывалось замолчать. Намекали, что рассчитывать на смягчение своей участи сможет, если сменит отцовскую фамилию. Последнее условие Василий, в отличие от сестры Светланы, решительно отверг: он был и останется Сталиным.

Два с половиной года длилось следствие. Приговор Военной коллегии Верховного Суда – восемь лет лишения свободы. Отбывая заключение в бывшем Владимирском централе, Василий одна за другой направляет жалобы Хрущеву, Булганину, Ворошилову с просьбами объективно разобраться в его деле, Но многие из этих писем даже не регистрируются, не говоря уже об ответах. Нарастала лавина грязной клеветы на И.В.Сталина и в этой вакханалии никому в верхах не было дела до судьбы его сына.

А здоровье узника, содержавшегося под фамилией Васильев, продолжало ухудшаться. Сказывались последствия ранения и пережитых потрясений. Испугавшись возможного международного скандала в случае ухода из жизни опального генерала, Хрущев дает распоряжение освободить Василия от дальнейшего отбытия наказания. Изменяется формулировка приказа о его увольнении из армии, он восстанавливается в звании, решен вопрос пенсионного обеспечения. В Москве выделяется трехкомнатная квартира.

Но в начале 1960 года Василия Сталина вновь арестовывают. Почти год находится в Лефортово. Затем определяют ему в качестве ссылки город Казань, для жилья - маленькую однокомнатную квартиру на пятом этаже. Как ему было туда подниматься с больными ногами – можно лишь догадываться. Там и упокоилась 21 марта 1962 года душа младшего сына вождя народов. Предположительно – от заражения крови, которое следовало лечить в больничных условиях, о чем умоляла Хрущева тетка Василия А.С.Аллилуева. Безрезультатно.

Хоронили В.И.Сталина без воинских почестей.

Хрущев и его угодливое окружение, казалось бы, все сделали, чтобы не только поставить на жизни этой незаурядной личности крест, но и навсегда предать ее имя забвению.

Но не пожелали смириться с этим фронтовые товарищи, с которыми Василий Сталин делил радость побед и горечь утрат, с кем прошел трудными дорогами войны – от Волги и Валдая до Берлина. Боевое братство – оно ведь не подвластно никаким запретам, никаким решениям. Его невозможно ни замолчать, ни оболгать. А возглавил движение за реабилитацию сына вождя дважды Герой Советского Союза Виктор Попков. Бывший командир «поющей эскадрильи» 32-го гвардейского ИАП Василия Сталина, которая стала прототипом культового фильма Леонида Быкова «В бой идут одни старики».

Окончил войну Попков командиром авиаполка. Вот как описывает этот день автор книги «Последний бой Василия Сталина» Максим Алексашин:

«9 мая в полк приезжает Василий Сталин и говорит: «Победу празднуем, а изюминки нет. Давайте женим командира полка, Героя Советского Союза. Жених на вес золота. Кто откажется от такого? И смотрит на полкового врача, капитана медицинской службы Раису Волкову. Давайте спросим у Раисы, согласна ли она?

И загудела свадьба. 56 лет прожили супруги в мире и согласии, вырастили замечательных детей и внуков».

Виталий Попков был не просто фронтовым товарищем, но и настоящим другом. Это он вместе с детьми и внуками, с летчиками-Героями Прокопенко, Долгушиным и другими инициировал кампанию за реабилитацию своего боевого командира. И в 2003 году справедливость была восстановлена: после протеста Военной прокуратуры Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации сняла с Василия Сталина и пресловутую 58 статью, и многие другие пункты обвинения, а само уголовное дело прекратила по амнистии.

«Так почти через шесть десятилетий «Маэстро» прикрыл своего «Батю». Эти строки Максима Алексашина, согласимся, нельзя читать без слез.

Усилиями писателей Станислава Грибанова, Максима Алексашина, Юрия Мухина, названного брата Василия генерал-майора Артема Сергеева современникам возвращен подлинный образ генерала Сталина. Человека честного и порядочного, совершавшего порой ошибки, но не изменившего в главном.

* * *

Помните надпись Василия Сталина на подаренной им Федору Прокопенко фотографии: «Жизнь – это Родина»? Он беззаветно любил Советскую Родину, отважно сражался за нее. И в своем последнем, неравном бою не дрогнул, чтобы через годы вернуться в нашу память навсегда.

Владимир СИРЯЧЕНКО,КОМИНФОРМ