БЕЛАРУСЬ В АДВОКАТАХ НЕ НУЖДАЕТСЯ

Актуальные темы Политическая безопасность Самое интересное

Хоть об «адвокатских» услугах официально наша страна не заявляла, но директор Департамента информационной политики нашего МИДа недавно высказал мнение: «Мы надеемся, что белорусское руководство проявит добрую волю помириться с ЕС, и Украина в этом всячески готова помогать». Так вам нужна наша помощь? — поинтересовалась у Валентина ВЕЛИЧКО, Чрезвычайного и Полномочного Посла Беларуси в Украине, экс-министра по делам Содружества Независимых Государств Республики Беларусь. Взяли моду: чуть что — сразу «давайте будем у вас адвокатом». Помните, как Польша времен Квасьневского постоянно предлагала Украине свое «адвокатство» на переговорном поприще с ЕС? Теперь и Украина говорит, что может «помирить» Беларусь с Евросоюзом. И тут возникает вопрос: хочет ли этого Беларусь?

БЕЛАРУСЬ В АДВОКАТАХ НЕ НУЖДАЕТСЯ

Взяли моду: чуть что — сразу «давайте будем у вас адвокатом». Помните, как Польша времен Квасьневского постоянно предлагала Украине свое «адвокатство» на переговорном поприще с ЕС? Теперь и Украина говорит, что может «помирить» Беларусь с Евросоюзом. И тут возникает вопрос: хочет ли этого Беларусь?
«Стабильность кому-то не дает покоя»

— Хоть об «адвокатских» услугах официально наша страна не заявляла, но директор Департамента информационной политики нашего МИДа недавно высказал мнение: «Мы надеемся, что белорусское руководство проявит добрую волю помириться с ЕС, и Украина в этом всячески готова помогать». Так вам нужна наша помощь? — поинтересовалась у Валентина ВЕЛИЧКО, Чрезвычайного и Полномочного Посла Беларуси в Украине, экс-министра по делам Содружества Независимых Государств Республики Беларусь.

— Беларусь проводит многовекторную и миролюбивую политику, ориентированную и на Запад, и на Восток, особенно в отношении наших ближайших соседей, но что-то ЕС все равно не устраивает. «Национальная особенность» нашего диалога с Европой по сравнению с другими странами в том, что мы не ставим целью в обозримом будущем интегрироваться в ЕС. Однако расширение сотрудничества с ЕС в целом и двустороннего сотрудничества с европейскими странами в частности входит в число белорусских приоритетов. Тем не менее тема, о которой вы сказали, «ссора с ЕС», — не новая. Поэтому когда начинают говорить, дескать, «будет изоляция», «157 человек станут невыездными», «объявим экономические санкции», — это все мы уже проходили. Время показало, что практика санкций — дорога в никуда. Мы выступаем за равноправный и конструктивный диалог с Евросоюзом.

— А как население страны на это реагирует?

— Ни руководство, ни население все эти «угрозы» уже не воспринимают. Потому что все прекрасно понимают: стабильность и спокойствие Беларуси кому-то не дает покоя: отсюда и мотивация подобных высказываний.

— Мотивацией стало 19 декабря, президентские выборы, выступление оппозиции.

— 19 декабря прошлого года проигравшие выборы кандидаты в президенты повели народ на штурм правительственных зданий. В эту их акцию были вложены определенные финансовые средства. Но те, кто вкладывал, не получив отдачу, сегодня играют на этом.

— Но все же у оппозиционных кандидатов были сторонники.

— Считайте: порядка 80% избирателей проголосовало за Александра Лукашенко, 6% — против всех. Остается 14% на 9 кандидатов. Кстати, чтоб вам было понятно: они даже сами не могли собрать подписи в Центризбирком для регистрации кандидатами. Александр Григорьевич обратился к народу, просил — помогите собрать! Да и сами подписи у них Центральная избирательная комиссия даже не проверяла... И вот уже идут выборы. Думаете, они агитировали за свою экономическую программу? Нет! За 10 дней до голосования говорили только о «майдане».

— Как бы то ни было, но отношения с ЕС усугубились. Как вы восприняли идею, чтоб Украина стала «адвокатом»?

— Никак. Во-первых, потому что это не заявление, а отдельное мнение одного из чиновников МИДа. Во-вторых, мы и не просим кого-то нас патронировать. Адвокат нам не нужен.

— Допустим, то было просто высказывание сотрудника МИДа. Но еще более радикальны были на сей счет и слова посла Украины в Беларуси Романа Безсмертного. Минск как-то отреагировал?

— Комментировать высказывания своего коллеги не хотел бы не только по дипломатическим, но и по этическим соображениям.

— Большая часть интервью, которое давал г-н Лукашенко газете «Вашингтон пост», была посвящена теме прав человека. В самой Беларуси — много ли правозащитных организаций?

— Как и сказал президент Беларуси в упомянутом вами интервью, у нас сегодня действуют около 2,5 тысячи общественных организаций. Количество этих организаций растет, что свидетельствует о достаточно активном развитии гражданского общества. Работают различные общественные объединения: профсоюзные, молодежные, женские, ветеранские... Подготовка проектов законодательных актов происходит с обязательным участием Федерации профсоюзов Беларуси.

— Нет, я понимаю, что у вас организаций много, но меня интересуют только лишь правозащитные.

— Безусловно, в Республике Беларусь действуют общественные объединения, целью которых является защита прав и свобод человека. Они зарегистрированы Министерством юстиции. Но хотел бы подчеркнуть, что государство гарантирует соблюдение прав и свобод граждан, закрепленных в Конституции страны. У нас существует система, апробированная в течение ряда лет, по работе с обращениями граждан. Каждое обращение рассматривается и на него направляется ответ. Особое внимание уделяется повторным обращениям.

Беларусь часто критикуют за то, что, мол, в стране не развито гражданское общество. Дело не в том, что их якобы «зажимают». Это пустые отговорки и стремление собственные неудачи списать на государство. Основная причина в ином. Так называемые «демократические силы» пытаются играть на огульной критике государства, не предлагая ничего взамен. Надеются расшатать власть и разрушить сложившиеся основы белорусского государства. Причем далеко не бескорыстно.

Хотел бы также обратить внимание, что в целях обмена различными, в том числе полярными, мнениями и для выработки приемлемых предложений по развитию общества в Республике Беларусь при Администрации Президента создан Общественно-консультативный совет. В состав совета вошли представители различных общественных объединений, политических партий, экспертного сообщества Беларуси. Возглавляет Общественно-консультативный совет глава Администрации Президента Республики Беларусь.

— К слову, где-то прочитала, что милицейский штат в белорусском МВД за год вырос значительно. Не скажете — на сколько?

— Вырос?! Да он уменьшился! МВД на 2—3% уже сократило штаты.

— А переименовать в «полицию» не собираетесь?

— Нет. У нас же партизанский край. Для белорусов «полиция» созвучно слову «полицай», а вы знаете, какое отношение у нашего народа к полицаям.
Воспоминание о «юрте»

— Поговорим о хорошем. Программа ЕС «Восточное партнерство». Насколько она привлекательна для Беларуси?

— Нельзя не поддерживать программу «Восточное партнерство», которая изначально призвана создать надлежащие условия для масштабного вовлечения ряда стран, в том числе и Беларуси, в общеевропейские процессы.

При этом свои взаимоотношения мы намерены строить исключительно на равноправной основе. Без навязывания нам какого-либо формата сотрудничества. Кстати сказать, это зафиксировано в основополагающих документах этой европейской инициативы, подписанных странами-участницами и ЕС.

На самом деле Республика Беларусь всегда приветствует возможность расширения и углубления сотрудничества с любым из наших партнеров, а тем более с соседними странами. Причем свое участие в этой программе мы рассматриваем не только как выгодное нам, но и всей Европе.

— Вхождение Беларуси в Таможенный союз, вероятно, имеет не только плюсы, но и минусы? Спрашиваю потому, что недавно, так сказать, на себе прочувствовала новую таможенную ситуацию. Летели мы из Казахстана в Киев. В Астане был саммит ОБСЕ, так что много иностранцев перед отлетом хотели купить в аэропорту себе на память какой-то сувенир. Я выбрала маленькую коробочку конфет в виде юрты. Но, оказывается, купить можно было только гражданам тех стран, которые являются членами Таможенного союза. А поскольку рейс был транзитным — через Москву, то есть считалось, что мы летим «внутренним рейсом», — не позволили.

— Жалко, что остались без «юрты».

— Нет, выход мы нашли. Но не совсем легальный. Мне продали. Только попросили спрятать в сумку поглубже и предупредили: если спросит российская таможня, не признаваться, что купила в аэропорту.

— Говоря о Таможенном союзе, надо сказать, что как и в любом объединении, здесь есть свои нюансы, которые не во всем удовлетворяют ту или иную сторону. Хотя сам по себе объединительный процесс союза для трех стран — должен быть.

Уже сейчас можно констатировать, что создан полноценный союз, который состоит из двух классических элементов: единая таможенная территория и действующий единый таможенный тариф «на входе».

— Насколько это выгодно вам?

— Что касается Беларуси, то основной выгодой ее участия в Таможенном союзе можно считать отмену действовавших правил определения страны происхождения товаров во взаимной торговле. Кроме того — перенос всех видов контроля с белорусско-российской границы на внешний контур. И, конечно же, унификация санитарных, ветеринарных и фитосанитарных мер.

— Разве при этом не усложнилась процедура оформления товаров — для перевозчиков?

— Наоборот, упростилась. Потому что для таможенного оформления используются единые формы документов... Еще один из положительных моментов участия Беларуси в Таможенном союзе — отсутствие ввозных пошлин в Россию и Казахстан. Это, естественно, будет содействовать росту экспорта.

— То есть у белорусских производителей большие виды на экспорт?

— Однозначно. И для роста белорусского экспорта первостепенное значение имеет создание единой системы таможенно-тарифного и нетарифного регулирования торговли с третьими странами. Это гарантирует защиту интересов производителей Беларуси на рынках России и Казахстана.

— Понятно, что о Таможенном союзе страны-участники могут говорить часами, потому как они это прочувствовали. Они в этом живут... Но для Украины все, о чем вы говорите, — абстрактно: никто не знает, стоит ли присоединяться к вашему образованию или нет. Вот и убедите, что это выгодно. К примеру, по экспорту продуктов.

— Я уже сказал об унификации ветеринарных, санитарных и фитосанитарных требований — это позволяет значительно упростить процедуры, связанные с перемещением товаров по территории Таможенного союза. Причем дело же не только в оформлении, но и в сокращении временных, а также финансовых затрат. Экспорт проходит свободно, без переоформления ветеринарных сертификатов. И это в большой степени снижает риски возникновения «торговых войн».

Напомню, что пограничный контроль был отменен ранее. Таким образом, вместо тотального таможенного контроля по всем товарам в настоящее время осуществляется лишь проверка по ограниченному перечню товаров.

— Ага! Видите, все-таки — доверяй, но проверяй!

— Нет, проверяют товары, имеющие происхождение из третьих стран.

— Ну пока вы назвали только плюсы. Скажите и о минусах. Например, как ваше вхождение в Таможенный союз отразится на торговле с Украиной?

— А как оно должно отразиться? Никоим образом! У нас нет препятствий для взаимных отношений: есть зона свободной торговли с Украиной. Так что, по крайней мере пока, в Таможенном союзе я вижу только позитив. Тем более что следующий шаг — Единое экономическое пространство, куда Беларусь входит с 1 января 2012 года.

— До ЕЭП мы дойдем. Пока вопрос по ценам. Допустим, на те же группы товаров у вас стоимость значительно ниже, чем, к примеру, в России. Не знаю, что угодно — хлеб, молоко, крупы, масло, колбасы... Даже не сравнивая с московскими ценами, у вас все равно стоимость продуктов меньше, чем в РФ. Так что получится? Ваша колбаса «задавит» российскую. Вашу раскупят, а ту — нет.

— Думаю, цены белорусские будут подвигаться.

— В смысле повышаться?

— К сожалению. Но это не из-за Таможенного союза, а просто потому, что везде цены поднялись из-за энергоносителей, финансового кризиса.

— Но вообще-то можете ли сейчас сами внутри страны формировать ценовую политику, не согласовывая ни с Россией, ни с Казахстаном?

— А почему нет? Никто в ваш карман не заглядывает. Двусторонние контракты остаются такими, как и были.. Не будет ни Россия, ни Казахстан спрашивать: почему вы закупили зерно в Украине дороже, чем могли бы купить у нас? Но если будем это украинское зерно реализовывать в рамках Таможенного союза, то тут надо, конечно, согласовывать.
Пятая «по молоку»
Валентин Величко: «Через 9 месяцев страна будет в Едином экономическом
пространстве»

— Когда в наших магазинах продается белорусский сыр, с точки зрения торгово-экономических отношений между странами, — это хорошо. Но... Лично мне грустно. Потому что такой же украинский сыр, увы, качеством хуже и ценой выше.

— Мы действительно поставляем в Украину продукцию высокого качества, которая соответствует ГОСТам. Будем и далее расширять ассортимент.

— Вот так!

— Что касается сыров, которые вас так расстроили, — то, знаете ли, что уже сейчас Беларусь выпускает 4% всей сырной продукции мира? А в будущем году мы станем пятой страной в мире по производству молока на душу населения. Вот такая у нас продовольственная программа.

— А на душу населения — это сколько?

— Сейчас имеем по 680 кг молока в год... Но опять же — прежде чем получить, нужно было вложить немалые средства в реконструкцию предприятий. Это касается всех сфер деятельности. Например машиностроение. БелАЗы: треть всех большегрузных машин в мире делает Беларусь. Вы только представьте, какие бы деньги дали всякие известные американские, японские, немецкие фирмы, чтобы эту ситуацию изменить, поломать? Или то же с тракторами: 7%, если брать общее число тракторов, что выпускается в мире, производит Беларусь.

— Увы, у нас с этим делом скромнее. Даже и говорить не хочется. Поэтому переходим к вопросу о взаимных инвестициях в экономику. Как считаете, они достаточны?

— Знаете, в Беларуси очень многое сделано для повышения инвестиционной привлекательности. Прежде всего — либерализация ценообразования, упрощение налогообложения. К преимуществам инвестирования в Республику Беларусь можно отнести и ее выгодное географическое положение...

— Так и у нас это положение выгодное. Но почему-то в Украину инвестор не особо рвется.

— В последнее время сотрудничество между Украиной и Беларусью уже больше, чем просто торговля. Все большее развитие получают взаимные поставки товаров в рамках производственной кооперации.

— Приведите примеры «производственной кооперации».

— 24 белорусских и 18 украинских промышленных предприятий получают комплектующие и материалы по кооперации, имея отсрочку уплаты НДС до реализации готовой продукции. Так вот, что касается взаимных инвестиций в Украину и Беларусь, то следует учесть, что Беларусь, как и Украина, не является традиционной страной-инвестором.

Тем не менее в последние годы совместно работаем в машиностроении — а это и есть прямые инвестиции в экономику наших стран. На сегодняшний день действуют восемь белорусско-украинских сборочных производств. Пять из них работают в Украине — это совместные производства по сборке тракторов МТЗ, лифтов «Могилевлифтмаш», комбайнов «Гомсельмаш», сеялок «Лидаагропроммаш».

У нас, кстати, начата сборка автобусов «Богдан», пассажирских вагонов «Крюковского вагоностроительного завода», доильного оборудования ОАО «Брацлав». Начали совместно собирать белорусские троллейбусы предприятия «Белкоммунмаш» в Чернигове. Примеров подобного сотрудничества много. Что в результате это дает? За счет объединения потенциала создаются совместные продукты, конкурентоспособные — как на рынках Беларуси и Украины, так и на рынках третьих стран, в том числе и стран Таможенного союза.

— В одном интервью г-н Лукашенко назвал такие цифры: «47% экспорта сейчас идет в Россию, остальное — в Евросоюз и другие государства. А раньше 85% мы экспортировали в Россию». Изменится ли эта пропорция с вхождением Беларуси в ЕЭП?

— На географию нашего экспорта оказывают влияние не только участие страны в интеграционных образованиях, но и в целом экономические причины. То есть — изменение конъюнктуры рынка.

— Итак, через 9 месяцев вы будете в Едином экономическом пространстве...

— ЕЭП создает дополнительные условия для конкурентоспособности белорусской продукции на рынках Казахстана и России. Повышает вероятность переориентации товарных потоков. Мало того, одновременно — благодаря и Таможенному союзу, и Единому экономическому пространству — у нас появляется новый формат взаимоотношений с Евросоюзом.

— А в чем суть?

— Интеграционный формат Таможенного союза вызвал большую заинтересованность ряда третьих стран в установлении с Беларусью режима свободной торговли. С предложением о создании зоны свободной торговли вышли Норвегия, Швейцария, Исландия и Лихтенштейн, государства — члены Европейской ассоциации свободной торговли, а также Новая Зеландия, Вьетнам, Египет. Так что ЕЭП можно рассматривать как своего рода «сигнал» Евросоюзу. Просто таким образом появляется возможность активизировать торговые отношения в формате ЕС — Таможенный союз «тройки».

Это очень хорошее начало — международное признание союза.
«Связанные» трубой

— Лет десять назад, когда только начали — еще при Леониде Кучме — дискутировать по поводу многовекторности интеграций, выступали и политологи, и экономисты, спорили: выдержит ли Украина две интеграции — и в ЕС, и в ЕЭП? Потом решили. Что это — взаимоисключающие направления. И все. Поставили точку.

— Республика Беларусь рассматривает Таможенный союз в качестве неотъемлемой части ЕврАзЭС, но в то же время — как переходный этап к более углубленной форме интеграции — ЕЭП.

— А дискуссии в белорусском обществе по этому поводу действительно были?

— Безусловно. Но все здравомыслящие и политики, и экономисты понимали, что ЕЭП полностью отвечает национальным интересам Беларуси. В конце 2009 года главы государств приняли План действий по формированию ЕЭП. Он был рассчитан на срок от 12 до 24 месяцев. В течение сжатого периода стороны смогли подготовить к подписанию 17 соглашений, формирующих договорно-правовую базу ЕЭП.

Стороны договорились о единых подходах к поддержке промышленности и сельского хозяйства, а также к осуществлению госзакупок. В ходе переговорного процесса удалось зафиксировать конкретную дату перехода с Россией на равнодоходные цены на энергоносители. Более того: впервые с 2006 года Беларусь получила возможность закупать российскую нефть, не облагаемую ввозными пошлинами.

— Коль уж вы упомянули энергоносители...

— За последние годы сотрудничество в этой сфере между Украиной и Беларусью заметно расширилось. Стабилизировались поставки: импорт украинской электроэнергии осуществляется по линиям электропередачи напряжением 330 кВ Чернигов — Гомель и Чернобыльская АЭС — Мозырь. В 2010 году поставки выросли до 2,9 млрд. кВт•ч. В ценовом эквиваленте это 133,7 млн. долл. США, что почти втрое больше, а точнее 275,5%, чем в 2009 году.

— В нынешнем тоже будет больше, чем в 2010-м?

— В 2011-м, согласно договору, — 2,5 млрд. кВт•ч, но с возможностью увеличения объема до 4 млрд. кВт•ч. Это соответствует максимальной пропускной способности сечения Украина— Беларусь. Кстати, в 2010 году энергетическое сотрудничество расширилось за счет появления нового направления — транспортировки нефти, закупленной Беларусью, по территории Украины к Мозырскому НПЗ. В тот год были поставки 13 танкеров венесуэльской нефти из порта Одессы в Мозырь. Транспортировалась по железной дороге. Но была и пробная партия нефти в Беларусь — по нефтепроводу «Одесса—Броды». Между ОАО «Укртранснафта» и ЗАО «Белорусская нефтяная компания» подписано соглашение о транспортировке в 2011 году 4 млн. тонн нефти в год нефтепроводом «Одесса—Броды». В настоящее время процесс прокачки нефти идет непрерывно в соответствии с утвержденным графиком.

— В прошлом году на нашем рынке появилась совместная украинско-белорусская компания «БНК-Украина»...

— Это дочернее предприятие ЗАО «Белорусская нефтяная компания», которое осуществляет поставки белорусских нефтепродуктов. Правда, в текущем году возникла угроза для этого направления нашего сотрудничества: Межведомственной комиссией по внешней торговле — по инициативе Минэнерго Украины — начато специальное расследование, которое может закончиться введением пошлин на импорт нефтепродуктов.

— Интересно, как это вяжется с зоной свободной торговли между Украиной и Беларусью?

— Законодательно — вполне вяжется. Система специальных защитных и антидемпинговых мер при применении режима свободной торговли — это разрешенный способ защиты внутреннего рынка от недобросовестной конкуренции. Расследование подтверждает или не подтверждает наличие недобросовестной конкуренции, и в случае ущерба применяются меры для его компенсации, например, пошлины.

— Теперь понятно. То есть можно сделать предварительный вывод: «белорусский» бензин или там солярка подорожают?

— Не стоит утверждать так категорично, хотя... Мы с пониманием относимся к стремлению украинских нефтеперерабатывающих заводов устранить конкуренцию на рынке нефтепродуктов. Вместе с тем из собственного опыта знаем, что процесс модернизации нефтеперерабатывающих мощностей сложный, дорогостоящий и длительный. Он должен вестись постоянно и не ущемлять интересы потребителей нефтепродуктов, в первую очередь — сельхозпроизводителей.

Далеко не все в Украине поддерживают инициативу введения пошлин на импорт нефтепродуктов, которая неизбежно приведет к удорожанию топлива. Негативное отношение к данной инициативе уже высказали Литва, Польша, Румыния, Россия. Беларусь также обеспокоена... Но мы надеемся, что решение комиссии по внешней торговле не поставит под угрозу весь комплекс белорусско-украинского сотрудничества в этой отрасли.

— Еще один вопрос по нефтепроводу. Поскольку мы с вами как бы «связаны» одной трубой, что качает сырье «на Европу», то и вы должны быть в курсе: почему столько лет не могут дотянуть ее до Гданьска? Проблема в деньгах?

— Насколько я понимаю, Гданьск — это Польша. Думаю, мне отвечать просто некорректно.
Безработных почти не видно

— Такое впечатление, что финансовый кризис Беларусь обошел стороной: за два месяца 2011-го прирост ВВП у вас уже 7%.

— 7,8.

— Такой рост имеет только Китай.

— Экономических моделей может быть много, но есть и «специфика страны». Если китайская экономическая модель успешно работает для этой страны, то не следует исключать возможности успеха белорусской модели.

— Наоборот, мы радуемся за вас.

— Глава миссии МВФ, которая была в Минске в конце января — начале февраля, г-н Крис Джарвис констатировал, что Беларусь преодолела кризис. Причем мы — одна из немногих стран, где и в самый тяжелый период продолжался рост ВВП. Даже в кризисный 2009-й экспорт вырос почти на 20%. Фактический прирост валового внутреннего продукта в 2010 году составил 7,6%, что превысило ожидания МВФ.

— Каким образом?

— Именно госрегулирование во многом помогло нивелировать последствия мирового экономического кризиса и добиться по итогам 2010 года серьезного роста ВВП. В прошлом году прирост промышленного производства — на 11,3%. Кстати, уровень безработицы в Беларуси — менее 1%, точнее — 0,7%.

— Безработных почти не видно.

— Самое главное, на мой взгляд, страна сохранила и кадры, и собственность — предприятия. Потому что когда в основе лежат не интересы государства, а только то, что выгодно мне как владельцу, то трудно ожидать успех в экономике — для всей страны. У нас есть государственное планирование, есть ГОСТы, следовательно, продукция, которая выпускается, качественная...

— Не сыпьте соль на рану.

— Почему? Украина — богатейшая страна, 25% чернозема мира.

— И что с того?

— У вас — вся таблица Менделеева, а у нас — лес и болото.

— Когда мне приблизительно так сказала посол Вьетнама — в смысле, что Украина такая вся из себя огромная, а ее страна — крохотная, и земля никудышняя, я ей ответила: вы, говорю, картошку из Египта не завозите. То же и Беларусь. Как-то ж у вас растет все, что еще и нам продаете!

— Ну почему так пессимистично? Беларусь закупает в Украине значительные объемы зерновых, кукурузу, растительное масло, жмых. Причем поставки продовольственной продукции составляют свыше 20% в общей структуре белорусского импорта из Украины. А вообще поставки украинской сельхозпродукции в нашу страну исчисляются сотнями миллионов долларов. Со своей стороны — из Беларуси в Украину — идет молоко сухое и сгущенное, сыры, сахар. Но все же наш экспорт сельхозпродукции в вашу страну довольно скромен по объемам.

Хотя за предыдущее десятилетие товарооборот вырос практически в 9 раз и в 2010-м составил 4439,9 млн. долл. Причем объем экспорта 2562,3 млн. долл., импорта — 1877,6 млн. долл. Как видите, сальдо — положительное, 684,7 млн. долл.

— Это для Беларуси положительное, а для нас — наоборот. Закупаем больше, чем продаем. Объясните: почему у нас села вымирают, а у вас не вымирают?

— Села вымирают и у нас. Но надеемся, что этот процесс остановится. Хотя бы потому, что государство поощряет тех, кто едет работать в сельскую местность. Кредиты дает на строительство. Само строит дома. 9 лет человек прожил — все, дом переходит в собственность... Зарплату хорошую платит. Строителю заплати меньше 1000 долл. — он уедет.

— Зарплаты в Беларуси выше, чем у нас, и пенсии, насколько мне известно, — тоже. Но платят ли вовремя?

— 12-го числа каждого месяца вся республика обеспечивается пенсией. Это незыблемое правило... Но я не договорил по поводу строительства. Мы ведь поставили задачу: чтоб каждый год строилось в расчете на душу населения — по 1 квадратному метру. Есть проекты по строительству «социального жилья».

— Может, и Украина когда-то до такого доживет... А пока Беларусь предлагает нам участвовать в проекте по строительству АЭС. Если да, то насколько масштабным может быть это сотрудничество?

— Для строительства первой белорусской АЭС выбран проект, отличающийся повышенными характеристиками безопасности и технико- экономическими показателями. Проект полностью соответствует международным нормам и рекомендациям МАГАТЭ. Первый энергоблок будущей АЭС планируется пустить в 2017 году, второй — в 2018-м.

Могу предположить, что богатейший опыт Украины в данной области будет с интересом востребован. Уже прорабатывается возможность сотрудничества в подготовке персонала для будущей нашей станции.

— Раз уж речь зашла об АЭС... И для вас, и для нас в апреле будет печальная дата — 25-летие Чернобыльской катастрофы. Страны, которые обещали Украине справиться с бедой, фактически оставили ее наедине со всеми проблемами. А территория Беларуси была загрязнена даже больше, чем наше Полесье. Помощи у кого-то просите?

— У кого? Мы остались один на один с этой бедой. Я назову несколько цифр, чтоб вы представили масштабы несчастья: 70% всех радиационных веществ выпало на наши земли, огромные площади сельхозугодий пришлось вывести из пользования. Около четверти лесного фонда Беларуси подверглось радиоактивному загрязнению. В зоне загрязнения оказалось 3,6 тыс. населенных пунктов, где проживала пятая часть населения страны.

Материальный ущерб в результате трагедии сопоставим с потерями Великой Отечественной войны. 619 белорусских сел уничтожили фашисты, а в результате Чернобыльской катастрофы страна лишилась 485 поселений. Ущерб от катастрофы в расчете на 30-летний период ее преодоления оценивается в 235 млрд. долл. США, что равно 32 бюджетам республики 1985 года.

— И все же, наверное, какие-то страны предлагают помощь по оздоровлению детей?

— Германия, Италия...

— Куба?

— Куба — меньше. Она с Украиной стабильно работает.

— Ну а населению, которое проживало на зараженных территориях, «чернобыльские» платите?

— Компенсации ограничили. Однако уменьшение льгот и компенсаций не стоит воспринимать негативно, потому что деньги, которые раньше получали люди, признанные пострадавшими, в настоящее время остаются в регионах и идут на строительство специализированных медицинских учреждений, реабилитацию объектов народного хозяйства и загрязненных территорий.
О «Ляписе Трубецком»

— Отношения с Россией у Беларуси не так давно считались «крайне напряженными» и воспринимались даже как «неприязненные». Но все же потихоньку нормализовались?

— Конечно же, проблемы и трудности в белорусско-российских отношениях также присутствуют. Но, вне всякого сомнения, Россия для Беларуси — естественный союзник и основной политический и экономический партнер. Беларусь во многом зависит от России по углеводородам. Но, наверное, и Россия не может обойтись без Беларуси с точки зрения как экономики, так и большой политики.

— Но Беларусь не собирается «жертвовать суверенитетом»? Несколько лет назад часть радикально настроенных российских политологов — была такая серия «круглых столов» — считали, что «вопрос решенный». То есть Беларусь, говорили, вот-вот присоединится к РФ в качестве субъекта федерации.

— Беларусь никогда не будет действовать по чужой указке. Будь то отношения с Россией или с Европейским Союзом. И еще одно замечание. Наши отношения и с Россией, и с Евросоюзом — это закономерность, а не политическая конъюнктура. Как сказал наш президент, наша «задача — не «равноудаленность» от главных соседей. Наиболее оптимальной для нас является стратегия «равной приближенности» к Востоку и Западу.

— А тем временем Первый канал России показывает фильм о «разгоне демонстрации», да еще это все соответствующим образом комментируется в студии.

— Знаете, есть категория людей, которым хорошо, когда другим плохо. Или еще категория тех, кто не терпит, когда кто-то предпринимает самостоятельные шаги.

— Что любопытно: даже если в оценках тех событий российские телевизионщики поняли, что были предвзяты, — никто не извинился. Я почему вспомнила об этом? Не так давно было заявление Генсека ООН о том, что «Минск нарушил эмбарго на поставки оружия в Кот д'Ивуар». А буквально через пару дней он официально извинился перед страной за ошибочные свои утверждения. А вообще у вас была какая-то реакция на заявление г-на Пан Ги Муна?

— Какой может реакция на заявление, когда тебя обвиняют в том, что ты не совершал! Беларусь всегда очень ответственно относилась к соблюдению всех требований и решений СовБеза ООН, соблюдает обязательства касательно эмбарго, введенных в отношении государств, включая Кот д'Ивуар.

— Пусть теоретически, но могут ли некие белорусские фирмы типа «Спецэкспорта» сами что-то продавать?

— Это исключено: у нас эффективная система экспортного контроля над вооружением. А безосновательно обвинять... Странно, что еще не говорят, что Каддафи у нас.

— Нет, он в Триполи. А вот по поводу свергнутого в Киргизстане президента — сплошные тайны. Бакиев в Беларуси?

— Мне это неизвестно.

— А насчет «черного списка» что можете сказать? Это тот, где значатся фамилии деятелей искусства — в основном музыканты, певцы — те, кому запрещено выступать у вас. Например, белорусской группе «Ляпис Трубецкой». Вам нравятся их песни?

— Мне нравится другая музыка. Но по поводу некоего «черного списка» у вас неправильная информация. Нет никакого «списка»!

— Вот мы с вами беседуем, а я все боюсь оговориться и назвать вашу страну по-прежнему «Белоруссией». Или можно и так, и так?

— В Конституции записано: Республика Беларусь.

— А короткое название?

— Беларусь. Нет такого названия «Белоруссия».

— Некоторые ваши соотечественники, выступая по российскому телевидению, уверяют, что страна вот-вот вернется к бело-красной символике — то есть к тому флагу, который Беларусь приняла в 1991-м, как только стала независимой. Сейчас под бело-красными стягами выступает ваша оппозиция.. Так что — могут цвета символики измениться? Или сочиняют?

— Знаете, как-то раз один из моих украинских коллег-дипломатов поинтересовался: когда Беларусь ратифицирует такой-то документ, который наши страны совместно разработали. Так вот он переживал: а что, если белорусский парламент не сразу ратифицирует? Я ему говорю: «Конечно, не сразу! 20—30 минут потребуется. Максимум — в пределах часа». То есть в нашей стране понятие Конституция, дисциплина — это святое. По Конституции национальные символы — такие-то, значит, каждый гражданин, а тем более если он госслужащий, должен их почитать. А после работы, если хотите, берите бело-красный флажок и ходите с ним. Но на работе — вы вне политики.

— И последняя тема. О ратификации. У нас до сих пор завис Договор о госгранице. Что случилось? У нас появились «спорные» территории?

— Ни у кого нет территориальных претензий. Парламенты подтвердили. И ратифицировали. Президенты подписали ратификационные грамоты.

— Так за чем теперь остановка?

— За церемониалом обмена. Вопрос находится в стадии взаимного переговорного процесса.

— А что, церемониал долго готовить? Можете ли объяснить: почему так сложно обменяться грамотами?

— Для этого просто надо, чтобы президенты встретились.

ЛИДИЯ ДЕНИСЕНКО http://2000.net.ua/2000/forum/sosedi/72590