Роль и место диаспор в политической системе современной Финляндии

Актуальные темы Политическая безопасность Самое интересное

Год: 2010
Автор: Рябинина, Ольга Константиновна
Тема диссертации: Роль и место диаспор в политической системе современной Финляндии
Ученая cтепень: кандидат политических наук
Место защиты диссертации: Москва
Код cпециальности ВАК: 23.00.05
Специальность: Политическая регионалистика. Этнополитика
Количество cтраниц: 172

Оглавление:
Введение.
Глава I: Политологическая основа изучения понятия «диаспора».
1.1. Сущность понятия «диаспора».
1.2. Факторы формирования диаспоры и ее соотношение. с другими сопредельными понятиями.
Глава II: Формирование полиэтнического состава населения современной Финляндии.
2.1 Происхождение населения Финляндии.
2.2 Шведоязычное население Финляндии.
2.3 Финские саамы.
2.4 Финляндские татары.
2.5 Еврейская диаспора в Финляндии.
2.6 Финляндские цыгане.
Глава III: Русскоязычная диаспора в Финляндии: проблемы адаптации и сохранения национально-культурной идентичности.
3.1 Русскоязычное население Финляндии.
3.2 Государственные гарантии национальных и культурных прав.
3.3 Положение русского языка в Финляндии.
3.4 Политико-правовой аспект в отношении меньшинств. в Финляндии.
3.5 Проблемы русскоязычной диаспоры в Финляндии.
Введение:

Всю историю человечества можно рассматривать с точки зрения непрерывной миграции племен и народов. В одни эпохи миграция была не очень значимым, зато в другие - важнейшим фактором развития цивилизации. Исторический анализ позволяет выделить два типа миграционных процессов.

С одной стороны, миграция всегда оказывалась следствием внешней экспансии зрелых социальных систем с устойчивой структурой и сложившимся комплексом социальных связей и отношений. Масштабы этого типа миграции на протяжении столетий росли: экспансия Египта в Переднюю Азию; Ассирии, а затем и Персии в Финикию, Закавказье, Малую Азию и далее в Грецию; ответное вторжение эллинов и македонцев в Азию и Северную Африку; становление Римской империи и масштабная миграция латинян в ее периферийные районы; выплеснувшиеся из своих границ армии арабов, остановленные лишь в Южной Франции; и, наконец, начавшаяся в ХУ-ХУ1 веках колонизация европейцами Америки, Австралии и отдельных районов Азии.

С другой стороны, нередко миграцию порождала и хаотическая эволюция кочевых племен и народностей, социальные структуры и политическая система которых находились в стадии зарождения. С развитием более совершенных политических форм значение миграционных потоков этого типа постепенно снижается: если в древнем мире покорение Египта гиксосами или неоднократные волны миграции, прокатывавшиеся по Индийскому субконтиненту, не говоря уже о постоянных вторжениях кочевников в Китай, - вполне обычные явления, то "великое переселение народов" и монгольское нашествие стали практически последними примерами движений подобного рода в границах Евразии. В отличие от процессов первого типа, они не сопровождались распространением и закреплением новых социальных порядков. Переселенцы или захватчики, даже приносившие с собой некоторые традиции, теряли связь с прежней родиной и, как правило, ассимилировались коренным населением1.

Между тем, на протяжении XIX и XX веков формы миграционных процессов претерпевали масштабную модификацию. Становление новых типов совпало (отнюдь не случайно) с периодом формирования в Европе национального государства и гражданского общества. Определились границы отдельных стран, утвердились принципы гражданства и личной свободы, вслед за этим и появились сами понятия эмиграции и иммиграции, столь хорошо известные нам сегодня.

В современную эпоху миграция приобретает роль важнейшего рычага экономического развития в глобализирующемся мире. Миллионы людей ежегодно покидают страны, где они родились, и отправляются за тысячи километров в поисках работы и нового места жительства. Без труда мигрантов немыслимо функционирование важнейших отраслей экономики в развитых странах, а средства, зарабатываемые мигрантами, служат важнейшим источником дохода не только многих миллионов собственных хозяйств на родине, но и важнейшим средством борьбы с нищетой в их странах.

Но миграция - это и серьезный вызов, возникающий перед человечеством. Благодаря миграции меняется облик стран и городов, в них возникают мультикультурные сообщества, что усиливает стремительные перемены, которые происходят в социумах. И многим не нравится, что их привычный мир меняется. Однако эти процессы будут нарастать, т.к. пока нации Европы, и, шире, население практически всех экономически

1 Иноземцев В.Л. Иммиграция: новая проблема нового столетия // Социологические исследования. 2003, №4, С. 64-72 процветающих стран стареет, в бедных странах население продолжает увеличиваться быстрыми темпами.

Демографический кризис, которым сейчас не на шутку встревожены в России, страны Запада переживают уже много десятилетий. И демографический фактор будет определять потребности стран в рабочей силе на протяжении длительного времени. Во всем мире будет нарастать жесткая конкуренция за трудовые ресурсы, и за мобильные ресурсы в частности. Россия имеет большие возможности конкурировать даже со странами Европы за мигрантов из стран, с которыми ее связывает общее историческое прошлое, где многие люди говорят на русском языке и имеют схожий с российским менталитет.

Мы находимся в непростой ситуации: по объективным экономическим причинам Россия, как и все развитые страны, жизненно заинтересованы в привлечении мигрантов. Но субъективно миграционные процессы вызывают в обществе кипение страстей. При этом все понимают, как бы кто к мигрантам ни относился, как бы мы не пытались регулировать миграцию, а остановить миграционные потоки невозможно. Чтобы миграция из угрозы превратилась в благо, развитые страны должны выработать совместную стратегию действий и ответы на вызовы, которые несет нам XXI век2.

В современном мире происходят процессы, оказывающие влияние на национальные отношения. Развитие последних обусловливает необходимость их дальнейшего теоретического осмысления, в том числе с учетом такого феномена этносоциальной структуры, как диаспора. В настоящее время в диаспорах наблюдается активизация национального самосознания и национальной самоидентификации. Представители диаспор вынуждены вновь обретать стабильные жизненные условия, определять

2 Миролюбова Д. Демографические и экономические вызовы требуют увеличения миграционных потоков // http://www.fondeduso.ru/content/?¡d=99 перспективы своего этнического существования, искать собственную нишу в новой социокультурной среде, проходить необходимые стадии адаптации.

Феномен диаспоры основывается на культурной самобытности, которая обеспечивает жизнеспособность этнического организма. Отрыв от исторической родины компенсируется стремлением к сохранению национальной культуры, содействием ее развитию, устойчивостью к ассимиляции. Следует отметить, что не каждая этническая группа выступает в роли диаспоры, и что диаспора является определенной стадией развития этнического сообщества, которая отличается высоким уровнем сплоченности и консолидации, эффективностью организационных форм жизнедеятельности, действенной социальной защитой своих членов, активной самоорганизацией и самоуправлением, полноправным вхождением в систему межнациональных связей. Основой существования и эволюции диаспоры выступает коллективная этнокультурная идентичность и включение в интернациональный культурный процесс.

Дискуссии о проблемах диаспор ведутся философами, социологами, политологами давно. Особую актуальность проблема диаспор приобрела в постсоветский период, когда миллионы людей, считавшихся до 1990 гг. единой семьей народов, оказались вне своих государственных образований, а в ряде стран ближнего зарубежья превратились в национальные меньшинства

Проблема миграции столь важна сегодня именно потому, что в ней заключен гораздо более масштабный вопрос соотношения изменчивости и преемственности, вопрос о том, в какой мере допустимо пренебрегать одним в пользу другого.

Россиян и финнов очень многое связывает. В течении более ста лет они сосуществовали в одном государстве. Более того, вхождение Финляндии в состав Российской империи оказало существенное влияние на дальнейший ход истории. Широкие права автономии, предоставленные Финляндии в 6 составе Российской империи, сделали возможным создание существующих и по сей день финляндских структур управления, получение статуса официального для финского языка, бурное развитие национальной культуры.

Именно этот отрезок времени оказал важное влияние и на формирование русскоязычной диаспоры в Финляндии. У нее богатые исторические и культурные традиции. Важным представляется, однако, не только сохранять и поддерживать их, но и развивать с учетом реалий сегодняшнего дня в рамках межгосударственных отношений3.

Формирование русскоязычной диаспоры в Финляндии проходило с начала XVIII века. К концу 2006 г. в Финляндии проживало 26 тыс. только граждан России, не считая русскоязычных выходцев из стран СНГ4. После коренных наций - финнов и шведов - это самая большая этническая группа населения. В целом, по приблизительным подсчетам, 44 тыс. жителей Финляндии называют русский родным языком, что составляет 0,8% населения страны5. Основными местами расселения русскоязычных иммигрантов является столичный регион, города Лаппенранта, Хямеенлинна, Котка, Турку, Тампере. Специфика русскоязычной диаспоры заключается в том, что за исключением полностью интегрировавшихся в финское общество потомков русскоязычного населения Великого княжества Финляндского и послереволюционных эмигрантов, проживающие здесь русскоязычные выехали в Финляндию в поисках лучших, с экономической точки зрения, условий жизни.

Актуальность темы исследования обусловлена тем, что существует устойчивое мнение, что Финляндия, в отличие от таких стран, как Россия или Соединенные Штаты Америки, является моноэтнической, и, как следствие этого, монокультурной. В значительной степени это действительно так

3Из выступления посла России в Финляндии А.Ю. Румянцева на торжественном мероприятии, посвященном 200-летию вхождения Великого княжества Финляндского в состав Российской империи на правах автономии (Хельсинки, Александровский театр, 28 ноября 2009г.) // http://fin.rs.gov.ru/node/1027

4Чепурин А.В. Проблемы консолидации зарубежной российской общины: диссертация на соискание ученой степени к.п.н. М., 2009, С. 79 - 81

5Там же, С.79 достаточно сказать, что доля заимствованных слов в финском языке составляет не более 15%, что является одним из самых низких показателей. Однако, ситуация на самом деле значительно сложнее, чем это порой представляется. Приходится признать, что зачастую мы имеем дело со сложившимися стереотипами, не отражающими реального положения вещей и основанными на недостатке информации. Однако современная этнокультурная ситуация страны представляет собой обратное. Знание истории позволяет глубже понять особенности миграционных процессов в стране, сущность и особенности государственной политики, а таюке позиции гражданского общества страны по отношению к этим процессам.

Вопросы русскоязычного населения Финляндии требуют постоянного пристального внимания и открытого обсуждения. Эти вопросы имеют важное значение для определения языкового и культурного положения диаспоры, а также для расширения ее возможностей. К примеру, между Россией и Финляндией существует широкая договорно-правовая база. Консульская конвенция 1966 г. Договор об основах отношений между РФ и Финляндской Республикой 1992 г., Межправительственное Соглашение 1992 г. о сотрудничестве в области политики труда, а также ряд других Соглашений.

В соответствии со ст. 10 Договора об основах отношений, стороны должны оказывать поддержку в сохранении самобытности финнов и родственных финнам народов и наций России и, соответственно, самобытности выходцев из России в Финляндии, сохранять язык и культуру, а также охранять исторические памятники сторон. Эти обязанности российской и финской сторонами в целом выполняются.

В Финляндии, например, свыше 50 русскоязычных организаций, клубов, спортивных обществ, кружков культурно-просветительской направленности. В 2000 г. создана Финляндская ассоциация русскоязычных обществ, которая поставила перед собой задачу объединить русскоязычные организации, представлять их интересы в государственных органах, добиться 8 признания русскоязычного населения этническим меньшинством, на что официальные власти пока не идут. В целом опыт Финляндии в обращении с русскоязычной диаспорой заслуживает внимательного изучения и научного анализа.

Рациональная и взвешенная правовая база, этносоциальная толерантность, адаптированность социально-бытовой системы Финляндии позволяют поддерживать общественную стабильность, избегать конфликтов на национальной почве, обогащать культурную среду страны и в, конечном итоге, динамично развивать экономическую систему и политические институты. В этом смысле финский опыт представляет большой интерес для других стран, в первую очередь - независимых государств постсоветского пространства, в которых проблема русскоязычного населения нередко становится конфликтогенной , из-за ригидности политики руководства, стремящегося укрепить свои позиции, пользуясь националистическими, а зачастую шовинистическими установками.

В этом широком контексте опыт Финляндии, представленный в данном исследовании, может служить, если не образцом, то примером продуманной и стратегически верной парадигмы национальной политики, приносящей пользу как государству, так и народам, населяющим страну.

Степень научной разработанности темы

Проблема диаспоры имеет длительную историю. Как свидетельствуют древнейшие письменные источники и этнографические материалы об этносах, имеющих догосударственные формы социальной организации, диаспоры как субъекты культурно-исторического процесса столь же древни, как сами этносы и конфессиональные общности6. Само понятие «диаспора» (греч. - рассеяние) возникло в VI веке до н.э. и применялось по отношению к еврейским переселенцам. В XX веке данное понятие получило широкое

6Фролов Э.Д. Скифы в Афинах //Вестник древней истории. - 1998 - №1. С.135-152.; Шнирельман В.А. Происхождение скотоводства. - М.: Паука, 1980.; Туголуков В.А. Тунгусы Средней и Западной Сибири,- М.: Наука, 1985. толкование, в основном в исследованиях западных ученых7.

Следует отметить, что в отечественной литературе проблема диаспоры стала рассматриваться на базе теории этноса, разработанной в 1960-1980-х годах Л.Н.Гумилевым и Ю.В.Бромлеем. Их труды заложили теоретические основы для исследования особенностей этносоциальных общностей.

Существующие труды и материалы по проблемам диаспоры можно условно разделить на следующие группы.

В первую группу входят теоретико-методологические труды Р.Г. Абдулатипова, Ю.В. Бромлея, И.В. Арутюняна, Л.М. Дробижева, A.A. Сусоколова, Л.Н. Гумилева, М.С. Джунусова, В.И. Затеева, Т.В. Полосковой, Г. Витковской, С. Градировского, В.А. Тишкова, которые в 1960-1990-е годы приступили к исследованию проблемы диаспор, касающейся их политико-правого статуса, роли и места во внешне- и внутриполитической жизни государств. Данные работы можно рассматривать как примеры применения приемов социологического исследования к проблеме диаспор8.

Во вторую группу - исследования С.А. Арутюнова, М. Аствацатуровой, А. Милитарева, А.Г. Вишневского, Т.С. Илларионовой, Н.М. Лебедевой, З.И. Левина, Ж.Т. Тощенко, Т.И. Чаптыкова, посвященные разработке различных аспектов и конкретных особенностей диаспоры, как специфического этносоциального феномена. Так, Т.С.Илларионова рассмотрела источники формирования, критерии самоорганизации диаспоры; З.И.Левин в основу функционирования диаспоры положил принцип

Третью группу исследований проблемы диаспоры составляют труды М.Алисовой, А.В.Гапеева, Л.Остапенко, В.Попкова, Е.О.Хабенской, в которых освещены, главным образом, региональные аспекты проблемы.

В четвертую группу можно объединить теоретико-методологические труды зарубежных авторов, в работах которых излагаются различные подходы к раскрытию сути диаспоры. Это труды Р. Коэна, X. Тололяна, У. Сафрана, А. Ашкенази, Дж. Армстронга, М. Дабага и К. Платта, Г. Шеффера, Р. Брубейкера, С. Лаллукки и др.

Одним из важных направлений исследований в рассматриваемой области являются разработки общеполитологического плана, связанные с изучением тенденций и противоречий современных международных отношений, мировой политики и глобальных трансформаций, в том числе генезиса и эволюции таких субъектов, как диаспоры. В числе отечественных ученых можно назвать И.А. Василенко, В.И. Коваленко, А.И. Костина, М.М. Лебедеву, A.C. Панарина, А.И. Соловьева, Д.М. Фельдман, П.А. Цыганкова и других известных исследователей, представляющих различные направления российской политической науки10. В числе зарубежных исследователей глобальной политики и международных отношений, так или иначе затрагивавших в своих работах вопросы места и роли диаспор в современных условиях, их воздействия на ход и характер мирового политического

9Арутюнов С.А. Народы и культуры. Развитие и взаимодействие /Отв. ред. Ю.В. Бромлей. - М.: Наука, 1997.; Аствацатурова М.А. Диаспоры в Российской Федерации, формирование и управление. На материалах Северо-Кавказского региона: Дис. д-ра полит, наук: - М.: РГБ, 2003.; Левин З.И. Менталитет диаспоры (системный и социокультурный анализ). - М., ИВРАН «Квант», 2001. - 176с.; Тощенко Ж.Т., Чаптыкова Т.И. Диаспора как объект социологического исследования //Этнографическое обозрение. - 1996. - №12. - С. 33-42.

10См.: Василенко И.А. Диалог цивилизаций: социокультурные проблемы политического партнерства. М., 1999; Коваленко В.И. и др. Политические отношения и политический процесс в современной России. М., 2008; Костин А.И. Экополитология и глобалистика. М., 2005; Лебедева М.М. Мировая политика. М., 2002; Панарин A.C. Глобальное политическое прогнозирование. М., 2000; Соловьев А.И. Политология: Политическая теория, политические технологии. М., 2000; Фельдман Д.М. Конфликты в мировой политике. М., 1997; Цыганков П.А. Международные отношения. М., 2002; и др. процесса, можно назвать таких известных политологов, как 3. Бжезинский, Р.

Кеохейн, Д. Кортен, Дж. Най, Дж. Робинсон, Дж. Розенау, Р. Салли и др11.

Другим направлением исследований является определение критериев и содержания понятия диаспоры, его типологизации. В работах, посвященных данной проблематике, рассматриваются дискуссионные вопросы соотношения классических, или исторических, диаспор и новых иммиграционных сообществ, критерии модельной или эталонной диаспоры, отнесение к числу общностей рассеяния разделенных народов и этнических групп12. Вместе с тем, в данных исследованиях недостаточное внимание уделяется собственно политическому аспекту деятельности диаспоры, 1 исключение составляют лишь немногие работы .

Еще одно направление исследований составляют работы по изучению процессов иммиграции и адаптации беженцев, этнических меньшинств в принимающих странах14. Особую категорию исследований составляют монографии и статьи, посвященные проблемам структурного анализа идентичности этнических меньшинств, ее трансформации в условиях страны пребывания15. В то же время сохраняются определенные резервы в изучении см.: Бжезинский 3. Великая шахматная доска. М., 1998; Кортен Д. Когда корпорации правят миром. СПб., 2002; Keohane R., Nye J. Transnational relations and world politics. Cambridge, 1971; Robinson J. Multinationals and political control. N.Y., 1983; Rosenau J. Turbulence in the world politics. Theory of change and continuity. N.Y., 1960; Sally R. States and firms: multinational enterprises in institutional competition. N.Y., 1995; etc. |2См.: Аклаев A.P. Этнополитическая конфликтология: Анализ и менеджмент. М., 2005; Дятлов В. Диаспора: попытка определиться в понятиях // Диаспоры. 1999. № 1; Попков В.Д. Феномен этнических диаспор. М., 2003; Семенов Ю.И. Этнос, нация, диаспора // Этнографическое обозрение. 2000. № 2; Clifford J. Diasporas. Current anthropology. 1994. № 9(3); Rainer M., Rainer O. Diasporas and ethnic migrants: Germany, Israel, and Post-Soviet successor states in comparative Perspective. Frank Cass, 2003; Cohen R. Global Diasporas: An introduction. N.Y., 1997; Esman M. Ethnic Politics. N.Y., 1994; Safran W. Deconstructing and comparing diasporas. Diaspora, identity, and religion: New directions in theory and research. Routledge, 2003; etc. |3См., например: Бинецкий А.Э. Лоббизм в современном мире. М., 2004; Лозанский Э. Этносы и лоббизм в США. М., 2004.

4См.: Аствацатурова М.А. Возможности и пределы толерантности диаспор (теоретический аспект) // http://ippk.edu.mhost.ru/elibrary/elibrary/uro/v6/a618.htm; Психологическая помощь мигрантам: травма, смена культуры, кризис идентичности / Под ред. Г.У. Солдатовой. М., 2002; Вынужденная миграция и права человека. М., 1998; Грушевицкая Т.Г., Попков В.Д., Садохин А.П. Основы межкультурной коммуникации. М., 2003; Гриценко B.B. Русские среди русских: проблемы адаптации вынужденных мигрантов и беженцев из стран ближнего зарубежья в России. М., 1999; Лебедева H.M. Введение в этническую и кросс-культурную психологию. М., 1999; Психология беженцев и вынужденных мигрантов: исследования и опыт практической работы. М., 2001; Стефаненко Т.Г. Этнопсихология. М., 2007; Стрельченко С.В. Диаспора как субъект социально-экономических процессов (социально-философский наиболее общих тенденций в прошлом и настоящем) // Энергия. 2006. № 7; и др.

15См.: Арутюнов С.А. Диаспора - это процесс // Этнографическое обозрение. 2000. № 2; Арутюнов С.А., Козлов С.Я. Диаспоры: скрытая угроза или дополнительный ресурс // http://eursa.org/node/237; Пилкингтон процессов политической адаптации и интеграции личности и групп диаспоры, включения их в политические процессы принимающей страны.

По проблеме диаспор защищен ряд докторских и кандидатских диссертаций (Чепурин A.B. Проблемы консолидации зарубежной российской диаспоры, Хабибулина H.H. Диаспора: сущность, социально-философские аспекты развития; Степанян A.A. Этнообщина как продукт диаспоральных процессов; Бубашвили Г.Э. Политика современных государств в отношении зарубежных диаспор)16. Однако в представленных работах проблемы русскоязычной диаспоры в Финляндии либо упоминаются вскользь, либо вообще не представлены, что и обусловило выбор темы диссертационного исследования.

Научная новизна диссертации заключается в том, что в ней осуществлена попытка исследования ключевых проблем формирования русскоязычной диаспоры в отдельно взятом полиэтничном регионе, рассмотрены основные тенденции адаптации русскоязычной диаспоры в Финляндии.

Несмотря на большой материал, собранный учеными о диаспоральных группах русскоязычных, расселенных практически во всем мире, актуальность комплексного исследования русскоязычной диаспоры в Финляндии на сегодняшний день остается острой и малоизученной.

Таким образом, подобное комплексное исследование особенностей развития и современного состояния русскоязычных в Финляндии, можно сказать, проводится одним из первых. Научная новизна исследования заключается также в следующем:

1. в развитии теоретического уровня современных исследований этнокультурной ситуации;

X., Флинн М. Чужие на родине? Исследование «диаспоральной идентичности» русских вынужденных переселенцев // Диаспоры. 2001. № 2-3; Тишков В.А. Исторический феномен диаспоры // Национальные диаспоры в России и за рубежом в XIX-XX вв. Сб. статей. М., 2001; Шнирельман В. Мифы диаспоры // Диаспоры. 1999. № 2-3; и др.

16 Бубашвили Г.Э. Политика современных государств в отношении зарубежных диаспор, дис. к. п. н. М., 2003; Степанян A.A. Этнообщина как продукт диаспоральных процессов, дис. к. с. н. М., 2004; Чепурин A.A. Проблемы консолидации зарубежной российской общины, дис. к.п.н. М., 2009

2. в поиске подхода к исследованию межэтнических взаимодействий культур с резко выявленными различиями в моделях поведения;

3. в получении данных, которые могут быть использованы при изучении проведения этнических групп в условиях многоэтничной среды;

4. в сборе эмпирических материалов, которые могут быть использованы для создания базы данных по теме исследования.

Полученные автором результаты являются достоверными и научно-обоснованными, опираются на комплексное изучение данной проблемы.

Хронологические рамки исследования определены спецификой современного состояния проблемы диаспор в мире и охватывают последнее десятилетие XX и начало XXI века. Вместе с тем, с целью более глубокого понимания происходящих процессов и анализа не обошлось и без небольшого экскурса в историю.

Объектом диссертационного исследования является характер и особенности многочисленных диаспоральных групп современной Финляндии.

Предметом исследования явился характер проявлений, состояние и особенности русскоязычной диаспоры в Финляндии.

Целью диссертационного исследования является анализ роли и места русскоязычной диаспоры в политической системе Финляндии на современном этапе.

Для достижения поставленной цели предполагается решение следующих задач:

1. рассмотреть политологическую основу изучения понятия «диаспора»;

2. показать исторические и социально-политические истоки процесса формирования полиэтнического состава населения современной Финляндии;

3. исследовать положение современной русскоязычной диаспоры, проблемы адаптации и сохранения национально-культурной идентичности;

4. определить задачи, решение которых позволит со временем на основе опыта русскоязычной диаспоры в Финляндии сформировать устойчивую к ассимиляции зарубежную диаспору.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Диаспора является частью страны проживания, в экономическое и политическое пространство которой она интегрирована, и это необходимо учитывать при разработке политики России в отношении соотечественников.

2. Любая страна, проводящая сегодня какую-либо диаспоральную политику, может и должна использовать политический, культурный и экономический потенциал своей диаспоры для защиты своих национальных интересов и развития межгосударственных связей.

3. Проживание диаспоральных групп на территории Финляндии, имеет глубокие корни, но только поддержание позитивных связей с исторической родиной позволяет объединениям наладить устойчивую диаспоральную жизнь.

4. При формировании диаспор важны неприятие ассимиляции, стремление сохранить этнокультурную самобытность, защита политических, экономических и гуманитарных прав, установление диаспоральных связей, взаимодействие на базе общих ценностей и целей.

Источниковедческая база диссертационного исследования обширна и носит комплексный характер. Все использованные в данной работе источники условно можно разделить на 4 группы:

1) официальные нормативно-правовые документы органов государственной власти различного уровня,

2) отечественные и зарубежные исследования, решающие теоретико-методологические задачи в области разработки дефиниции, типологии и различных аспектов деятельности диаспор17;

3) работы отечественных и зарубежных исследователей по проблемам российской диаспоры в странах СНГ, Прибалтики, а также странах Западной Европы18;

4) статистические данные, результаты социологических и социально-психологических исследований19.

Теоретико-методологическая база исследования.

При написании работы автор опирался на методы и теории исследования," используемые в современной политической науке. Можно выделить два теоретико-методологических основания работы. Первое - это метод сравнительного политологического анализа. Компаративистский подход, направленный на выявление общего и особенного в формировании русскоязычной диаспоры в Финляндии по сравнению с типичными чертами образования мировых диаспор. На современном этапе это представляет большую эмпирическую ценность и позволяет взглянуть на существующие проблемы в новом ракурсе. Второе методологическое основание научной работы - комплексный подход, который включает методы системного, структурно - функционального и конкретно - исторического анализа.

Подробно см. библиографию в конце диссертационного исследования.

18См.: Дробижева Л.М. Русские в новых государствах. Изменения социальных ролей // Россия сегодня: Трудные поиски свободы. М., 1993; Комарова О.Д. Русская диаспора на территории бывшего СССР: размеры и миграция // Русские в современном мире. М., 1998; Космарская Н. «Русские диаспоры»: политические мифологии и реалии массового сознания //Диаспоры. 2002. № 2; Крупное А. Русская диаспора как форма этнонационального определения. Сетевой проект организации русской диаспоры // Современные диаспоры. М., 1998; Лебедева H.H. Русская диаспора или часть русского народа? (К проблеме самоопределения русских на Украине) // Русские в ближнем зарубежье. М., 1994; Новая русская диаспора: перспективы развития. 1994-1995 гг. М., 1996; и др.

19См.: Вынужденная миграция и права человека. М., 1998; Гриценко В.В. Русские среди русских: проблемы адаптации вынужденных мигрантов и беженцев из стран ближнего зарубежья в России. М., 1999; Диаспоры и разделенные народы на постсоветском пространстве / Отв. ред. д.и.н. К.С. Гаджиев, к.полит.н. Э.Г. Соловьев. М., 2006; Ионцев В.А. Международная миграция населения: Россия и современный мир. М., 1997; Исаков С. Русские в Эстонии. Таллинн, 1997; Лебедева H.M. Новая русская диаспора. Социально-психологический анализ. М., 1997; Полоскова Т. Современные диаспоры: внутриполитические и международные аспекты. М., 2002; Современные диаспоры. М., 1999; Субботина И. Демографические перспективы русской диаспоры // Диаспоры. 1999. № 2-3; и др.

Комплексная теоретико-методологическая база дает возможность более адекватно выявить специфику исследуемого вопроса.

При написании диссертационной работы огромную помощь автору в плане овладения вышеуказанными методологическими приемами исследования оказали работы таких известных российских исследователей как Т. Н. Мозель, Е. П. Бажанов, А. В. Бурсов, В. М. Алчинов, А. Г. Задохин,

Т. А. Закаурцева, К. Н. Кулматов, А. В. Митрофанова, В. Ф. Ли, Г. А. Рудов,

А. Д. Шутов и другие .

Теоретическая и практическая значимость исследования состоит в том, что оно:

1. позволяет выделить проблему диаспор, проживающих на территории Финляндии, в самостоятельный предмет исследования в политологическом аспекте;

2. способствует пониманию причин образования столь большого числа диаспоральных групп в Финляндии;

3. помогает проследить процесс образования русскоязычной диаспоры в данном регионе;

4. вносит вклад в создание научных и теоретических предпосылок для практического изучения данной проблемы;

5. дает возможность использования опыта Финляндии в продвижении интересов русскоязычного населения в первую очередь в государствах бывшего СССР.

20Мозель Т.Н. Балтия, Россия и Запад (в поисках модели безопасности в Европе). М., 2001, Мозель Т.Н. Теоретические основы международных отношений, М., 2000, Т.Н.Мозель. Страны Балтии в отношениях России и Запада // Мир и политика. № 8 (23), 2008 г; Бажанов Е.П. Актуальные проблемы международных отношений. Избр. Труды в 3-х т. М., 2001-2002, Бажанов Е.П. Современный мир. М., 2004; Бурсов A.B. Введение в политологию. М., 1996, Бурсов A.B.

Культурный фактор европейской интеграции. М., 2003; Алчинов B.M. Международный опыт интеграции и СНГ // Обозреватель, 2006, №4, Алчинов В.М. Политические проблемы международных экономических отношений. М., 2009; Задохин А.Г. Россия и Евразия. М., 1998; Кулматов К.Н. Приоритеты внешней политики России и современные международные отношения. М., 2002; А.В.Митрофанова. Лабиринты и загадки теократии // Полис. № 1, 2009; Митрофанова A.B.

Политизация "православного мира". М., 2004; Ли В.Ф. Теория международного прогнозирования. M., 2003; Рудов Г. А. Нам суждено жить вечно в дружбе. М., 2002, Рудов Г.А. российско-кыргызские отношения: история и современность. М.-Бишкек, 2001; Шутов А.Д. Шутов А. Д. Постсоветское пространство. M., 1999 и др.

В практическом плане полученные результаты могут быть использованы всеми ведомствами, занимающимися вопросами этнополитики и международными отношениями. Результаты исследования могут быть полезны в практической работе государственных структур и общественно-политических организаций. Материалы работы могут быть использованы при подготовке обобщающих трудов, монографий и фундаментальных исследований по политическим наукам, социально-политическим учениям и системам. Теоретические выводы работы могут быть использованы также при создании учебных вузовских курсов и учебно-методических пособий по политологии, теории международных отношений, истории политических учений, а также курсов по этнополитике и политической конфликтологии.

Данная диссертационная работа может быть также рекомендована для использования в аналитической и организационной деятельности государственным органам и структурам, в первую очередь соответствующим ведомствам при Президенте РФ, Государственной Думы РФ, МИД России и другим заинтересованным министерствам и ведомствам России.

Апробация работы. Основные теоретические положения и практические выводы диссертации нашли отражение в трех научных публикациях; изложены в выступлениях и докладах на научных конференциях и круглых столах.

Структура диссертации адекватно отражает и последовательно раскрывает научный замысел автора, состоит из введения, трех глав, заключения, списка источников и литературы на русском и иностранных языках.
Заключение:

Заключение

Подводя итог, отметим, что на современном этапе многие понятия нуждаются в переосмыслении и среди них диаспоры. В настоящее время частота употребления термина «диаспора» существенно возросла. В связи с этим, смысл, вкладываемый в это понятие, приобрел новую окраску. Современные диаспоры - это не только форма и механизм существования исторически сложившихся сообществ, являющихся носителями определенных этнокультурных традиций, но и политический инструмент. Данное обстоятельство требует определения политического и правового поля, на котором диаспоры выступают в качестве субъектов политики, а также обозначения нелигитимных, но существующих правил политической игры, которым вынуждены следовать диаспоры. Дискуссия о диаспоре ведется специалистами разных направлений, среди которых этнологи, социологи, политологи и многие другие. Можно отметить, что термин «диаспора» стало модным словом, которое употребляют, когда речь идет об этнических группах153.

Как мы уже отмечали, термин «диаспора» употребляется в двух разных смыслах. В узком смысле - совокупность мест поселения евреев после разгрома Вавилоном Израильского царства, позже — совокупность всех мест расселения евреев по странам мира вне Палестины. В широком смысле - для обозначения мест расселения тех или иных этнических групп, оторвавшихся от родной этнической территории.

В итоге под диаспорой понимаются различные образования. Проблема такого разброса коренится также в многогранности самого исследуемого понятия.

153Дятлов В. Диаспора: экспансия термина в общественную практику современной России // Диаспоры. 2004. №3. С. 126- 138

Понятие «диаспора» используется для таких неоднородных явлений, как этнические меньшинства, беженцы, трудовые мигранты и т.д. В конце концов, речь идет о любых группах, по тем или иным причинам живущих вне страны своего происхождения. По сути, употребление термина «диаспора» явилось попыткой объединить все возможные процессы этнического размежевания.

Необходимо отметить, что в современных исследованиях взаимоотношений государств и национальных диаспор все более утверждается подход, который можно охарактеризовать как прагматичный. Взаимосвязь государства и диаспор проявляется в том, что не только диаспоры существуют в условиях конкретного политико-правового поля, но и государство вынуждено считаться с потенциалом диаспоральных объединений. Роль диаспор во внутриполитической жизни государств зависит от ряда обстоятельств, среди которых важную роль играет потенциал созданных диаспоральных объединений, их способность влиять на политику, проводимую государством проживания и по отношению к диаспорам, и по отношению к стране исхода. В сфере взаимоотношений диаспоры и государства проживания исторический опыт показывает, что чем выше авторитетность и влиятельность ее представителей в государственных, экономических, культурных кругах общества, тем больше шансов, что при проведении политики данным государством, при принятии решений будут учитываться интересы этой этнической группы. В то же время, диаспора может себя конституировать, если станет очевидно, что ее представители не собираются осуществлять государственные перевороты в странах пребывания. Жизнеспособность диаспоры как этнокультурной общности зависит от готовности ее субъектов жить в соответствии с определенными в данном государстве правовыми нормами. Политические институты, создаваемые в рамках диаспоральных объединений, смогут успешно функционировать в случае, если им удастся определить общие интересы всех участников данной социальной подсистемы и стать их выразителями, а также найти оптимальные формы взаимодействия с государственными институтами.

На основании проведенных в рамках данного диссертационного исследования анализа содержания, целей и задач, целесообразно сделать следующие выводы:

1. Диаспора - это этнокультурный и этнополитический феномен, возникающий на основе этнических групп, проживающих за пределами «титульного» государства (или государства исхода) и обладающих рядом признаков, к которым относятся: а) этническая самоидентификация, предполагающая наличие этнокультурной связи и со страной проживания, и с этнической родиной; б) создание организаций, призванных обеспечить сохранение и развитие диаспоры; в) наличие стратегии взаимодействия с государственными институтами как страны проживания, так и страны исхода.

2. Диаспора является частью страны проживания, в экономическое и политическое пространство которой она интегрирована, и это необходимо учитывать при разработке политики России в отношении соотечественников.

3. Любая страна, проводящая сегодня какую-либо диаспоральную политику, может и должна использовать политический, культурный и экономический потенциал своей диаспоры для защиты своих национальных интересов и развития межгосударственных связей.

4. Усиление взаимосвязи современных государств ведет к глобализации диаспоральных образований и возрастанию влияния диаспор на внутреннюю политику государств.

5. Выполнение политических функций - важная форма диаспоральной деятельности. Данные функции реализуются через политические партии, объединенные по этническому признаку, имеющие своих представителей в парламентских и муниципальных органах власти; общественные организации диаспоры, способные оказать влияние на органы государственной власти; отдельные представители диаспоры, занимающие влиятельные позиции в политической, экономической, культурной жизни страны проживания и готовые содействовать реализации национальных интересов исторической родины.

6. Развитие «новых» диаспор обусловлено ростом миграционных потоков (необходимо отметить глобальный характер этих процессов, получивших распространение практически во всех регионах мира), а также массовым старением населения земного шара, в первую очередь в наиболее экономически развитых странах;

7. Представители русскоязычной диаспоры в Финляндии по отношению к себе предпочитают использование термина «русскоязычные», объясняя это тем, что на сегодняшний день то, что объединяет живущих в Финляндии выходцев из России и бывшего СССР - это язык и сохраненная эмигрантами культура. Разделение, скажем, по этническому признаку они не признают перспективным, потому что это могло бы повредить сотрудничеству с местными общинами и органами власти с точки зрения защиты общины от дискриминации. Они считают, что легче и эффективнее держаться вместе именно по этому языковому и культурному признаку.

8. Развитие транснациональной сетей заставляет взглянуть по-другому на роль и место диаспор в мире и обратить особое внимание на общественно-политический, экономический и социокультурный потенциал. Подход к зарубежной диаспоре как к важнейшему внешнеполитическому и экономическому ресурсу получает все большее распространение в международной практике современных государств, которые стремятся использовать этот потенциал на международной арене для создания сети экономических, общественно-политических и иных связей. Но далеко не всегда первое слово принадлежит государству. Нередко сама диаспора создает систему сетевых связей и государство (страна исхода) становится одним из звеньев этой международной цепи.

9. Не менее актуальной является прагматическая потребность уже для самих национальных диаспор поддерживать на достаточном уровне элементы собственной национальной идентичности, самобытности и противодействовать вызовам ассимиляционного характера, неизменно присутствовать в той или иной степени и интенсивности в рамках инонациональной государственной среды.

Ю.Прагматизм, связывающий в единую и органично взаимодействующую системную сеть два вышеназванных параметра, требует своего институционального структурированного оформления. Последнее предполагает наличие определенного центра планирования, координации и реализации диаспоральной политики усилиями государственных структур, непосредственно сконцентрированных в этой сфере деятельности.

11.При формировании диаспор важны неприятие ассимиляции, стремление сохранить этнокультурную самобытность, защита политических, экономических и гуманитарных прав, установление диаспоральных связей, взаимодействие на базе общих ценностей и целей.

12.Проживание диаспоральных групп на территории Финляндии, имеет глубокие корни, но только поддержание позитивных связей с исторической родиной позволяет объединениям наладить устойчивую диаспоральную жизнь.

13.Роль и место диаспор в Финляндии велики. С этим приходится постоянно считаться, создавая соответствующие координирующие органы. Руководство государства активно использует ресурсы, которые дает этническая близость между диаспорами и зарубежными государствами.
Список литературы:
1. Декларация Генеральной Ассамблеи ООН «О правах лиц, принадлежащих к национальным или этническим, религиозным и языковым меньшинствам» от 1992 года.
2. Международная конвенция ООН по правам граждан и политическим правам.
3. Конвенция ООН по правам детей.
4. Договор об основах отношений между Республикой Финляндия и Российской Федерацией (1992 г.).
5. Договор о сотрудничестве в области культуры, просвещения и научных исследований (1992 г.).
6. Рамочный договор по охране национальных меньшинств (ЕС).
7. Европейская хартия региональных языков или языков меньшинств (ЕС).
8. Хартия основных прав граждан ЕС.1. Монографии
9. Абдулатипов Р. Г. Национальный вопрос и государственное устройство России. М., 2000.
10. Абдулатипов Р.Г. Государственное регулирование национальной политики. М.: Мысль, 2001. - 205с.
11. Абдулатипов Р.Г. Этнополитология Учебное пособие. СПб: Питер, 2004 .
12. Аклаев А.Р. Этнополитическая конфликтология: Анализ и менеджмент. М., 2005.
13. Алчинов В.М. Политические проблемы международных экономических отношений. М., 2009.
14. Андриченко Л.В. Регулирование и защита прав национальных меньшинств и коренных малочисленных народов в Российской Федерации. М.: «Издательский дом "Городец"», 2005.152
15. Арутюнов С.А. Народы и культуры. Развитие и взаимодействие /Отв. ред. Ю.В. Бромлей. М.: Наука, 1997.
16. Арутюнян Ю.В., Дробижева JIM., Кондратьев B.C., Сусоколов A.A. Этносоциология: цели, методы и некоторые результаты исследования. М.: Наука, 1984.-256с.
17. Арутюнян Ю.В., Дробижева JIM., Сусоколов A.A. Этносоциология. М., 1998.
18. Ю.Бажанов Е.П. «Китай и внешний мир». М., 1990.
19. Бажанов Е.П. Актуальные проблемы международных отношений. Избр. Труды в 3-х т. М., 2001-2002.
20. Бажанов Е.П. Современный мир. М., 2004.
21. З.Бауэр О. Национальный вопрос и социал-демократия. СПб., 1909.
22. Бердяев Н. Философия неравенства. М., 1990.
23. Бжезинский 3. Великая шахматная доска. М., 1998.
24. Бинецкий А.Э. Лоббизм в современном мире. М., 2004.
25. Болыпая Советская энциклопедия. Изд. 3. М., 1973, Т. 8. С. 705.
26. Большой энциклопедический словарь. М., 1991. Т. 1. С. 388.
27. Борзунова Т.И., Макарова В.В., Морозова Г.Ф. Республики России: этническая миграция и её последствия / Институт социально-политических исследований РАН. М., 1997.
28. Бройи Дж. Подходы к исследованию национализма / Нации и национализм. М, 2002.
29. Бромлей Ю.А. Очерки теории этноса. М., 1983.
30. Бромлей Ю.В. Этносоциальные процессы: теория, история, современность. М.: Наука, 1997. 333с.
31. Бурсов A.B. Культурный фактор европейской интеграции. М., 2003
32. Бурсов A.B. Введение в политологию. М., 1996.
33. Бызов Л.Г., Львов Н.В. Россия: империя или национальноегосударство? (О некоторых тенденциях развития массовогоэтнического сознания в России и ближнем зарубежье)153
34. Василенко И.А. Диалог цивилизаций: социокультурные проблемы политического партнерства. М., 1999.
35. Вдовин А.И. Российская нация. М., 1995.
36. Вдовин А.И. Русские в XX веке: факты, события, люди. М., 2004.
37. Верховенский А. Национализм и ксенофобия в российском обществе. М, 1998.
38. Витковский Г., Малашенко А., Нетерпимость в России: старые и новые фобии. М., 1999.
39. Владыкин В.Е. Этнография удмуртов: Учебное пособие/В.Е. Владыкин, JI.C. Христолюбова. Ижевск, 1997, С. 91.
40. Вынужденная миграция и права человека. М., 1998.
41. Геллнера Э., Гумера Э. Нации и национализм. М.: Прогресс, 1991.
42. Гриценко В.В. Русские среди русских: проблемы адаптации вынужденных мигрантов и беженцев из стран ближнего зарубежья в России. М., 1999.
43. Грушевицкая Т.Г., Попков В.Д., Садохин А.П. Основы межкультурной коммуникации. М., 2003.

44. Гумилёв JI.H. География этноса в исторический период. Л., 1990.
45. Гумилев JI.H. Этногенез и биосфера земли. JL: наука, 1990.
46. Гумилёв JI.H. Этносфера. История людей и история природы. М., 1993.
47. Густав Лебон. Психология народов и масс. С -Петербург, 2005.
48. Данилевский Н.Я. Россия и Европа. Взгляд на культурные и политические отношения. М., 1991.
49. Два лика России / Под ред. Тимо Вихавайнена. СПб, 2007г.
50. Деловая Финляндия. Экономика и связи с Россией в 1999-2001гг. / Отв. Ред. -член.- корр. РАЕН А.И. Смирнов. М., 2002.155 с.
51. Диаспоры и разделенные народы на постсоветском пространстве / Отв. ред. д.и.н. К.С. Гаджиев, к.полит.н. Э.Г. Соловьев. М., 2006.
52. Дробижева Л.М., Аклаев А.Р., Коротеева В.В., Солдатова Г.У.
53. Демократизация и образы национализма в Российской Федерации 90-х годов. М., 1996.45.3адохин А.Г. Россия и Евразия. М., 1998.46.3инченко H.H. Миграция населения: теория и практика международно-правового регулирования. М.: Внешторгиздат, 2003.
54. Иванова Т.Д. Иммиграция в Россию из-за пределов бывшего СССР. М., 1997.
55. Илларионов В.П., Галустьян O.A. «Россия и Армения: размышления о прошлом, настоящем и будущем». М., 2003.
56. Ильин В.В., Ахиезер A.C. Российская государственность: истоки, традиции, перспективы. М., 1997.
57. Ионцев В.А. Международная миграция населения: Россия и современный мир. М., 1997.
58. Исаков С. Русские в Эстонии. Таллинн, 1997.
59. Каган М.С. Системный подход и гуманитарное знание: Избр. ст., JL: Изд-воЛГУ, 1991, С. 76.
60. Кадымов Г.Г. «Восток и Россия на рубеже XXI века». М., 1998.
61. Карху Э.Т. Общение культур и народов: Исследования и материалы по истории финно-карело-русских культурных связей XIX-XX вв. Петрозаводск, 2003, 230 с.
62. Каутский К. Национальная проблема. М.,1918.
63. Керт Г.М. Саамский язык. Д., 1971.
64. Кирдяшов В. Ф. Этнополитология: Учеб. пособие для студентов вузов, обучающихся по направлениям подгот. и специальностям «Междунар. отношения» и «Регионоведение». Саранск, 2003.
65. Коваленко В.И. и др. Политические отношения и политический процесс в современной России. М., 2008.
66. Козлов В.И. Этнос. Нация. Национализм. М., 1999.
67. Коротеева B.B. Теории национализма в зарубежных социальных науках. М., 1999. Национализм и ксенофобия в российском обществе. М., 1998.
68. Кортен Д. Когда корпорации правят миром. СПб., 2002.
69. Костин А.И. Экополитология и глобалистика. М., 2005.
70. Кулматов К.Н. Приоритеты внешней политики России и современные международные отношения. М., 2002.
71. Курт Хюбнер. Нация от забвения к возрождению. М., 2001.
72. Лебедева М.М. Мировая политика. М., 2002.
73. Лебедева Н.М. Введение в этническую и кросс-культурную психологию. М., 1999.
74. Лебедева Н.М. Новая русская диаспора. Социально-психологический анализ. М., 1997.
75. Лебедева Н.М. Социальная психология этнических миграций/Н.М. Лебедева, Т.Г. Стефаненко, О.В. Лунева. М.: Изд-во ИЭА РАН. 1993, С. 56.
76. Левин З.И. Менталитет диаспоры (системный и социокультурный анализ). М., 2001. 176 с.

77. Ли В.Ф. Теория международного прогнозирования. М., 2003.
78. Лозанский Э. Этносы и лоббизм в США. М., 2004.
79. Лурье C.B. Историческая этнология: Учебное пособие для ВУЗов. М., 2004.
80. Лялина М.А.Очерки истории Финляндии от древнейших времен до начала XX столетия. СПб.:Изд.В.Березовский, 1908. - 302,1V е.: ил.
81. Малахов B.C. Национализм как политическая идеология. М., 2005.
82. Мартыненко K.M. Этнос и политика. Учеб. пособие. Краснодар, 1995.
83. Миграции и новые диаспоры в постсоветских государствах /Под ред. Тишкова В.А. М., 1996.
84. Мирский Г.И. На развалинах империи. Этнические и национальныепроблемы в бывшем Советском Союзе. М.: ИМЭМО РАН, 2002.156
85. Митрофанова A.B. Политизация «православного мира». М., 2004.
86. Мнацаканян М.О. Интегрализм и национальная общность: новая этносоциологическая теория. М., 2001.
87. Мнацаканян М.О. Этносоциология. М., 1997.
88. Многоликая Финляндия. Образ Финляндии и финнов в России. Великий Новгород, 2004.
89. Моденов В.А., Носов А.Г. Россия и миграция. М.: «Прометей», 2002.
90. Мозель Т.Н. Балтия, Россия и Запад (в поисках модели безопасности в Европе). М., 2001.
91. Мозель Т.Н. Балтия, Россия и Запад (в поисках модели безопасности в Европе). М., 2001.
92. Мусаев В.И. Россия и Финляндия: миграционные контакты и положения диаспор (конец XIX в. 1930-е годы), СПб, 2007, 483с.
93. Национализм и формирование наций. Теории модели - концепции / Под ред. А.Миллера. М., 1994.
94. Национальные диаспоры в России и за рубежом в XIX-XX вв.Сб. ст. под ред. Ю.А. Полякова и Г.Я. Тарле. М., 2001, С.4.
95. Никитин В.А. «К понятию диаспоры». М., 1997.
96. Новая русская диаспора: перспективы развития. 1994-1995 гг. М., 1996; 90.0ванесян В.Р. «Армянский вопрос как предмет международныхотношений». М., 1999.
97. Паин Э. Между империей и нацией, М., 2004.
98. Панарин A.C. Глобальное политическое прогнозирование. М., 2000;
99. Панарин A.C. Искушение глобализмом. М., 2000.
100. Пепшерова И.Ю. Права национальных меньшинств и их зашита в рамках Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) СПб.: «Летний сад», 2001.
101. Полоскова Т.В. Диаспоры в системе международных связей. М., 1998, 199 с.
102. Полоскова Т.В. Принципы и формы взаимодействия дипломатических представительств и консульских служб с зарубежными диаспорами: Учебное пособие / ДА МИД России. М., 2000, 108 с.
103. Полоскова Т.В. Российская диаспора в странах СНГ и Балтии: Учебное пособие / ДА МИД России. М., 1998, 155 с.
104. Полоскова Т.В. Современные диаспоры. Внутриполитические и международные аспекты. М., 1999, 252 с.
105. Попков В.Д. Феномен этнических диаспор. М., 2003.
106. Право народов на самоопределение: идея и воплощение. Материалы научно-просветительского семинара. Москва, 22-23 марта 1997. / Сост. А.Г.Осипов. М., 1997.
107. Психологическая помощь мигрантам: травма, смена культуры, кризис идентичности / Под ред. Г.У. Солдатовой. М., 2002.
108. Психология беженцев и вынужденных мигрантов: исследования и опыт практической работы. М., 2001.
109. Расизм в языке социальных наук / Под редакцией В. Воронова, О. Карпенко, А. Осипова. С -Петербург, 2002.
110. Реннер К. Национальная проблема (борьба национальностей в Австрии). СПб., 1909.
111. Рогозин Д.О. Русский ответ. Историко-философский очерк российской государственности. СПб., 1996.
112. Рудов Г. А. Нам суждено жить вечно в дружбе. М., 2002.
113. Рудов Г.А. Российско-кыргызские отношения: история и современность. М.-Бишкек, 2001.

114. Садохин А.П. Этнология. М., 2004.
115. Синевич З.В. Национальное самосознание русских. М., 1996.
116. Смелзер М. Социология. М.: Феникс, 1998.
117. Советский энциклопедический словарь. М., 1984. С. 388.
118. Соловьев А.И. Политология: Политическая теория, политические технологии. М., 2000;
119. Сорокин П. А. Основные черты русской нации в двадцатом столетии / О России и русской философской культуре. М., 1990.
120. Спектор Р.И. «Диаспора как путь этнической приватизации истории». М., 1999.
121. ОО.Стефаненко Т.Г. Этнопсихология. М., 2007.
122. Тавадов Г.Т. Этнология. Учебник для ВУЗов. М.: Проект, 2002.
123. Тишков В.А. Очерки теории и этничности в России. М., 1997. ЮЗ.Тишков В.А. Этнология и политика. М., 2001.
124. Тощенко Ж.Т. Этнократия: история и современность (социологические очерки). М., 2003.
125. Троицкий Е.С. Русская этнополитология. М., АКИРН, 2001. Юб.Туголуков В.А. Тунгусы Средней и Западной Сибири. М.: Наука, 1985.
126. Тураев В.А. Этнополитология. Учеб. пособие-хрестоматия. М., 2001.
127. Тураев В.А. Этнополитология: Учебное пособие М, Логос, 2004.
128. Фельдман Д.М. Конфликты в мировой политике. М., 1997.
129. Ю.Филиппов В.Р. Критика этнического федерализма. М., 2003. 1 П.Фрейд 3. Введение в психоанализ: Лекции. М., 1995.
130. Хабибуллин К.Н., Скворцов Н.Г. Испытание национального самосознания. СПб., 1993, С. 22.
131. Хайду П. Уральские языки и народы. М., 1985.
132. Цыганков П.А. Международные отношения. М., 2002.
133. Широкорад А.Б. Финляндия Россия: три неизвестные войны. М., 2006,407 с.
134. Пб.Шнирельман В.А. Происхождение скотоводства. М.: Наука, 1980.
135. Шутов А. Д. Постсоветское пространство. М., 1999.
136. Энциклопедический словарь по политологии. М., 1994.
137. Этнос и политика: Хрестоматия / Авт-сост. А.А.Празаускас. М. 2000.
138. Этьен Балибар, Эммануил Валлерстайн. Расса, нация, класс. М., 2003.
139. Юрьев С.С. Правовой статус национальных меньшинств. М., 2000.159
140. Armstrong J. Mobilized and Proletarian Diaspora's//The American Political Science Review. Washington, 1976, vol.70, №2, P. 393.
141. Ashkenasi A. Identitatsbewahlung, Akkulturation und die Enttaschung in die Diaspora. In.: M. Dabag und К. Platt (Hg): Identität in der Fremde. Bochum., 1993, S. 69.
142. Brah A. Cartigraphies of Diaspora: Contesting identities. London and New York, 1996, P. 119.
143. Clifford J. Diasporas. Current anthropology. 1994. № 9(3).
144. Clifford J. Diasporas. In: Cultural Anthropology 9 (3): American Anthripologycal Association, 1994, P. 320.
145. Cohen R. Global Diasporas: An introduction. N.Y., 1997.
146. Dabag M., Plait К. Diasporas und kollektive Gedächtnis. Zur Konstruktion kollektiver Identitäten in der Diaspora. In.: M. Dabag und K. Platt (Hg): Identität in der Fremde. Bochum., 1993, S. 145.
147. Esman M. Ethnic Politics. N.Y., 1994.
148. Forsander, Annika: Luottamuksen ehdot. Maahanmuuttajat 1990-luvun suomalaisilla työmarkkinoilla. Väestöntutkimuslaitoksen julkaisusarja D 39/2002. Helsinki: Vammalan Kirjapaino Oy, 2002.
149. Hannikainen, Lauri: Lausunto Suomen venäjänkielisen väestön vähemmistöstatuksesta (2002).
150. Keohane R., Nye J. Transnational relations and world politics. Cambridge, 1971.
151. Kyntaja, Eve ja Kulu, Hill: Muuttonakymat Venajalta ja Baltian maista Suomeen. Siirtolaisuustutkimuksia, Sarja A; 20. Turku: Siirtolaisuusinstituutti, 1998.
152. Marienstras A. On the Notion of Diaspora//Minority Peoples in the Age of Nation-States (ed.) by G., Pluto Press, P. 45.
153. Rainer M., Rainer O. Diasporas and ethnic migrants: Germany, Israel, and Post-Soviet successor states in comparative Perspective. Frank Cass, 2003.
154. Rosenau J. Turbulence in the world politics. Theory of change and continuity. N.Y., 1960.
155. Safran W. Deconstructing and comparing diasporas. Diaspora, identity, and religion: New directions in theory and research. Routledge, 2003. 143.Safran W. Comparing Diasporas: A Review Essay//Diaspora, 1999, 8(3), P. 258.
156. Safran W. Diasporas in Modern Sicieties: Myths of Homeland and Return. Diasporas, vol.1, no.l, P. 256.
157. Sally R. States and firms: multinational enterprises in institutional competition. N.Y., 1995.
158. Sheffer G. A new Field of Study: Modern Diasporas in international politics. In: Modern Diasporas in international politics (ed.) by Gabriel Sheffer. New York, 1986, P. 11.
159. Skinner E. The Dialectic Between Diasporas and Homeands II Global Dimensions of the African Diaspora. Ed. by J. Harris, Washington, 1982, P. 145.
160. The Encyclopaedia Americana. Intern. Ed. Danbury (Conn.), 1987. Vol. 9. P. 68-69.
161. The New Encyclopaedia Britannica. 15-th Ed. Chicago, 1992. Vol. 4. P. 68-69.
162. Webster's Third New International Dictionary of the English Language Unabridged. Springfield (Mass.), 1971. P. 625.1. Статьи
163. Алчинов B.M. Международный опыт интеграции и СНГ // Обозреватель, 2006, №4.
164. Арутюнов С.А. Диаспора это процесс // Этнографическое обозрение. 2000. № 2.
165. Арутюнов С.А. Меньшинство без большинства: этническая мозаика Кавказа // Расы и народы. М., 1998, вып.24.

166. Аствацатурова М. Северокавказсвие этнические сообщества Ставрополья: движение к диаспоре // Диаспора. 2001, №1, С. 63.
167. Боргулев М. Иммиграционная политика Франции: выводы и уроки для
168. России // Русский архипелаг 2003, Центр стратегических исследовали
169. Приволжского федерального округа.162
170. Брубейкер Р. «Диаспоры катаклизма» в Центральной и Восточной Европе и их отношения с родиной // Диаспора. 2000, №3, С. 8.
171. Витковская Г. Российские диаспоры в Центральной Азии. Миграционный потенциал // СОЦИС: социол. исслед., 1999, №2, С. 76.
172. Вопросы истории Европейского Севера: Россия и Финляндия от Средневековья до середины XX века: сборник научных статей памяти Г.Д. Корнилова. Петрозаводск, 2007г., 258с.
173. Выскочков Л. В. Об этническом составе сельского населения северо-запада России (вторая половина ХУШ-Х1Х в.) // Петербург и губерния: Историко-этнографические исследования / Сост. и отв. ред. Н.В. Юхнева, Л., 1989. С. 53-68.
174. Ю.Гумер А. Стратегические приоритеты: расчеты и реальность //Азия и
175. Африка. 2000. - №9. - С. 2-11. П.Денисенко М.Б. Эмиграция из России по данным зарубежной статистики // Мир России, №3,2003, С. 168-169.
176. Джунусов М.С. Нация как социально-этническая общность //Вопросы истории. 1976. №4.
177. Дробижева Л.М. Русские в новых государствах. Изменения социальных ролей // Россия сегодня: Трудные поиски свободы. М., 1993.
178. Н.Дятлов В. Диаспора: попытка определиться в понятиях // Диаспоры.1999. № 1.
179. Дятлов В. Диаспора: экспансия термина в общественную практику современной России // Диаспоры. 2004. №3. С.126 138.
180. Жарников А.Е. Национальная политика в России: плюсы и минусы трёх вариантов // Вестник аналитики. М., 2004, № 3 (17).
181. Иноземцев В.Л. Иммиграция: новая проблема нового столетия // Социологические исследования. 2003, №4, С. 64-72.
182. Ионцев В. Время великих кочевий: международная миграция населения и развитие России // Дружба народов. 2001, № 4.
183. Итоги семинара «Неприязнь к русским вызов финскому обществу» //
184. Карапетян Л.М. Малочисленные народы и национальные меньшинства // Этнополис. 1993, №7, С. 38.
185. Квангю Л.И. Корейская диаспора в мировом контексте // Этнографическое обозрение. 1993. - №3. - С.27-40.
186. Кивиойа П. Ответ председателей парламентских групп об официальном признании русского языка НЕТ! // Ша-Запота^ 28.5.2003 (перевод А. Лескинен).
187. Комарова О.Д. Русская диаспора на территории бывшего СССР: размеры и миграция // Русские в современном мире. М., 1998.
188. Комарофф Дж. Национальность, этничность, современность: политика самосознания в конце XX века // Этничность и власть в полиэтничных государствах. М., 1994.
189. Коротеева В.В. Воображённые, изобретённые и сконструированные нации: метафора и проблемы объяснения // Этнографическое обозрение. 1993, №3.
190. Космарская Н. «Русские диаспоры»: политические мифологии и реалии массового сознания // Диаспоры. 2002. № 2.
191. Котов О.В. «Осколки» этноса (проблема дефиниций) // Этнос и его подразделения. Часть первая. Этнические и этнографические группы. М.: Институт этнологии и антропологии РАН, 1992, С. 90.
192. Крупнов А. Русская диаспора как форма этнонационального определения. Сетевой проект организации русской диаспоры // Современные диаспоры. М., 1998.
193. Ланда Р. Мусульмане в Великобритании //Азия и Африка. 2004. - №9. -С. 51-56.
194. Лебедева H.H. Русская диаспора или часть русского народа? (К проблеме самоопределения русских на Украине) // Русские в ближнем зарубежье. М., 1994.
195. Лескинен А. Вопросы русскоязычных в Европе на примере Финляндии // Heisingin Sanomat, 20.05.2003 (перевод А. Лескинен).
196. Максимов В. Потерянная элита. Интервью с В.А. Тишковым // Новые известия. 2004, 1 июля.
197. Малочисленные народы. Оптимизация межнациональных отношений // Этнополис. 1992, №1, С. 110.
198. Марченко Г.И. Методологические подходы к исследованию этнополитических явлений // Вестник Московского университета. Сер. 12. Политические науки. 1995, №1,2.
199. Марченко Г.И. Этнополитология как наука // Социально-политический журнал. 1995, № 5.
200. Митрофанова A.B. Лабиринты и загадки теократии // Полис. № 1, 2009.
201. МозельТ.Н. Страны Балтии в отношениях России и Запада // Мир и политика. № 8 (23), 2008.

202. Национальные отношения в полиэтнических государствах // Реф.бюлл. М.,2001.
203. Орлов А. А. Иммиграционный бум. Где решение проблемы?// Международная жизнь, 2002, № 12.
204. Пилкингтон X., Флинн М. Чужие на родине? Исследование «диаспоральной идентичности» русских вынужденных переселенцев // Диаспоры. 2001. № 2-3.
205. Положение русскоязычных в Финляндии (статья главного редактора) // Helsingin Sanomat, 20.5.2003(перевод А. Лескинен).
206. Полоскова Т.В. «Беженцы и вынужденные переселенцы из стран СНГ и Чечни в Москве. Динамика натурализации» // Институт нового зарубежья. М., 1997. Современные диаспоры. М., 1998.
207. Полоскова Т.В. Диаспоры и внешняя политика. // Международная жизнь.-1999. -№11.-71с.
208. Попков В. Классические диаспоры: к вопросу о дефиниции термина // Диаспоры, 2002, №1, С. 96.
209. Пушкарева Н.Л. Возникновение и формирование российской диаспоры за рубежом/Ютечественная история. 1996, №1, С. 55.
210. Романенко С.А. Типология процессов национального самоопределения // Общественные науки и современность, 1999, № 2.
211. Россия и Финляндия: проблемы взаимовосприятия. XVII-XX вв.: материалы российско-финляндских симпозиумов историков, М., Институт российской истории РАН, 2006г., 430 с.
212. Семенов Ю.И. Этнос, нация, диаспора // Этнографическое обозрение. 2000. № 2.
213. Сикевич З.В. О соотношении этнического и социального//Социология и социальная антропология. 1999, №2, С. 50.
214. Соколов-Митрич Д. Большинство стерпит//Известия, 2002, 18 ноября.
215. Стрельченко C.B. Диаспора как субъект социально-экономических процессов (социально-философский наиболее общих тенденций в прошлом и настоящем) // Энергия. 2006. № 7.
216. Субботина И. Демографические перспективы русской диаспоры // Диаспоры. 1999. № 2-3.
217. Тишков В.А. Забыть о нации //Вопросы философии. 1998, № 9.
218. Тишков В.А. Исторический феномен диаспоры // Национальные диаспоры в России и за рубежом в XIX-XX вв. Сб. статей. М., 2001.
219. Тишков В.А. Меньшинства в постсоветском контексте // Расы и народы. М., 1998, вып.24.
220. Тишков В.А. О толерантности // Толерантность и согласие. М., 1997.
221. Тощенко Ж.Т., Чаптыкова Т.И. Диаспора как объект социологического исследования // Социс. 1996, № 12.
222. Уталиева Ж.П. Язык как фактор этнической идентичности: дисс. .канд. филос. Наук. М., 1996.
223. Фролов Э.Д. Скифы в Афинах //Вестник древней истории. 1998 - №1. С.135-152.
224. Хелимский Е.А. Саамский язык // Красная книга языков народов России. Энциклопедический словарь-справочник, М., 1994.
225. Хесли Вики JI. Возрождение национализма и дезинтеграция государств // Полис. 1996. № 6. С. 44-46.
226. Хрох М. От национальных движений к полностью оформленной нации: процесс строительства наций в Европе // Нации и национализм. М., 2002.
227. Цапенко Б. Ренессанс экономической миграции на Западе // Население и общество, № 95, 96,1-19 января 2003.
228. Чешко C.B. Кризис доктрины самоопределения // Этнографическое обозрение. 2001, № 2.
229. Шнирельман В. Мифы диаспоры // Диаспоры. 1999. № 2-3.1. Интернет-ресурсы
230. Антюшина H. М. Особенности развития иммиграционных процессов в Финляндии // http://www.soc-eco.ru/docs/migrAntiushina.doc
231. Арутюнов С., Козлов С., Диаспоры: скрытая угроза или дополнительный ресурс // http://eursa.org/node/237
232. Аствацатурова М.А. Возможности и пределы толерантности диаспор (теоретический аспект) // http://ippk.edu.mhost.ru/elibrary/elibrar y/uro/v6/a6l 8.htm;
233. Варфалви А. Осуществление прав национальных и этнических меньшинств // http://www.niiss.ru/magl3natrights.shtml
234. Вердери К. Куда идут «нация» и «национализм»? // http://www.politizdat .ru/outgoung/7/
235. Вересов Н. Страна Суоми открытое общество? // http://nveresov.narod.ru/stranasuomi.htm
236. Вопросы русскоязычного населения Финляндии 2002: Отчёт Временной рабочей группы при совещательной комиссии по этническим отношениям Институт России и Восточной Европы // www. faror.com

237. Гайнетдинов Р. Татары в дальнем зарубежье // http://tatarica.narod.ru/wo rld/diaspor/tatdiaspor041203 .htm
238. Диаспора: попытка определиться в термине и понятии // http://www.arc hipelag.ru/rumir/rm-diaspor/proposition/diatlov/
239. Здесь всё по закону // Русский предприниматель (http://www.ruspred.ru/ arh/09/37.php)
240. К вопросу о жизни национальных меньшинств в Финляндии. «Очи черные» на финской северной земле // Информационный портал «Вся Финляндия» http://da.fi/524.html
241. Каганский В. Россия и Финляндия // http://www.russ.ru
242. И.Карлов С. Площадь Рауля и переулок Аарона: Евреи Стокгольма. Часть 1 // http ://www.sem40.rn/ourpeople/world/Sweden/l 9823/
243. Кокшаров А. Европа на игле иммиграции // «Эксперт», №37, 07.10.2002 http://www.expert.ru/printissues/expert/2002/37/37ex-migrat/
244. Кочарова А. Русскоязычное население Финляндии // http://eursa.org/nod e/412/print
245. Лившиц М. Еврей Финляндии // Глобальный еврейский он-лайн центр http://www.jewish.ru/history/facts/2002/06/news994161270.php
246. Б.Миролюбова Д. Демографические и экономические вызовы требуют увеличения миграционных потоков // http://www.fondeduso.ru/content/7i d=99
247. Мияссарова Г. Такие далекие и близкие финские татары // http://www.ta tarica.yuldash.com/society/articlel72
248. Население Финляндии // Информационный портал Finish.ru, http://finnish.ru/finland/state/vaesto.php
249. Население Финляндии продолжает увеличиваться // Балтийское инфор мационное агентство http://www.baltinfo.ru/news/Naselenie-Finlyandii-prodolzhaet-uvelichivat...
250. Национальный состав Финляндии // http://finland.pp.ru/dl6.htm
251. Попов A.A. Национализм и сепаратизм в единой Европе // Сайт Российской ассоциации международных исследований (http://www.rami .ru/cosmopolis/archives/1/popov.html)
252. Празаускас А. Национальные меньшинства в посткоммунистических странах// http://eehistory.alfamoon.com/index.php?module=articles&act=s how&c=3&id=28
253. Происхождение финнов: краткий очерк // http://e-fmland.m/info/histoiy/proishozhdenie-finnov-kratkiyi-ocherk.htm...
254. Прохоров П. Какой язык доведет до Хельсинки // http://norse.ni/society/s uomi/suomi-lang.html
255. Пюккенен А. Финский ответ на национальный вопрос // Газета «Санкт-Петербургские Ведомости» http://www.spbvedomosti.m/article.htm?id=l 0244933@SVArticles
256. Религиозные общины // Институт России и Восточной Европы http: //www. rus in. fi/tietoaj atoimintaavenaj ankielella/religioznyj eobstst iny.htm
257. Русская Лапландия // http://www.ruslapland.ru/saami.htm
258. Русские в Финляндии. Здесь все по закону // http://www.mspred.ru/arhA) 9/37.php
259. Русскоязычное население Финляндии. История вопроса. // Из отчета рабочей группы при Совещательной комиссии по этническим отношениям при Министерстве труда Финляндии http://finoved.madistudio.com/?idm=39&op=;main&idcont=127
260. Русскоязычные средства массовой информации // Институт России и Восточной Европы http://www.rusin.fi/tietoajatoimintaavenajankielell a/religioznyjeobststiny.htm
261. Саамы // http://finugor.ru/?q=node/877
262. Старовойтова Г. Национальное самоопределение: подходы и изучение случаев // http://www.vehi.net/politika/starovoit/html.

263. Татарская община Финляндии // http://www.tatar.ru/?nodeid=3063
264. Топелиус // Литературная энциклопедия. Т. И. 1939 (текст)
265. Торопов В. Г. История изучения цыганского языка в России // Цыгане. Сб. статей. М.: Ин-т этнологии и антропологии им. Н. Н. Миклухо-Маклая, 1999. — С. 16-26
266. Финны негативно относятся к русским (Heisingin
267. Sanomat) // http://www.inosmi.ru/inrussia/20041012/213682.html170
268. Финско-русская школа (Suomalaisvenäläinen koulu) // http://www.svk.edu.hel.fi/fileadmin/SVK-INFO/S VKporusski01.doc
269. Что есть «национальные меньшинства»? (Меняющийся мир и меняющиеся рамки конвенции) // Бюллетень Сети этнологического мониторинга и раннего предупреждения конфликтов, N46, 2002 (http://valerytishkov.ru/cntnt/publikacii3/publikacii/chtoestn.html)
270. Шведоязычные жители Финляндии//ЬЦр:/Дсгцок1.spb.ru/history/templ.ph p?page=swedfinns&lang=ru
271. Шустерман С. Финская синагога разменяла сотню // Глобальный еврейский он-лайн центрhttp://www.jewish.ru/theme/world/2006/09/news994239371.php
272. Юлиаска Е. Преподавание русского родного языка в условиях двуязычия в финско-русской Школе Восточной Финляндии // http://ruslang.edu.ru
273. NewsRoom Finland // http://newsroom.finland.fi/public/default.aspx?app=8 03
274. Report by the Finland-Swedish Association // http://www.minelres.lv/reports/finland/PDFFinlandFSA.pdf
275. Saami or Lapps // http://www.suri.ee/eup
276. Shvedish in Finland // Research Centre of Wales http://www.uoc.edu/eurom osaic/web/document/suec/an/el/el.html
277. The Saami (Lapps) // http://virtual.finland.fl/finfo/english/minorit3.html#live
278. The Sami Homeland // http://www.itv.se/boreale/laante.htm1. Диссертации
279. Аствацатурова M.А. Диаспоры в Российской Федерации, формирование и управление. На материалах Северо-Кавказского региона: дис. д-ра полит, наук: М.: РГБ, 2003.
280. Бубашвили Г.Э. Политика современных государств в отношении зарубежных диаспор: дис. к. п. н. М., 2003.
281. Полонская Е.А. Межэтническое взаимодействие как социальная проблема (на примере русского и еврейского этносов): дис. канд. филос. наук. Волгоград, 1997, С. 86.
282. Степанян A.A. Этнообщина как продукт диаспоральных процессов: дис. канд. соц. наук. М., 2004.
283. Чепурин A.A. Проблемы консолидации зарубежной российской общины: диссертация на соискание ученой степени к.п.н. М., 2009.
284. Шеда-Зорина И.М. Удмуртская диаспора в субъектах федерации различного типа (на примере удмуртов Пермской и Кировской областей, Республик Башкортостан, Татарстан и Марий Эл): автореферат на соискание ученой степени канд. ист. наук. Ижевск, 2008.