ЛУЦЕНКОВЩИНА. СЕМЕЙКА АФЕРИСТОВ?

Актуальные темы Политическая безопасность Самое интересное

Что нового всплывет в делах бывшего министра внутренних дел и его семьи?
Андрей КОСТЕНКО

5 января СМИ обошло признание Юрия Луценко, бывшего министра внутренних дел: «да, мне предлагали коллеги из европейских стран выехать за пределы Украины. Но принял однозначное решение остаться, я никогда не убегал». Неизвестно, кто такие эти его коллеги, у которых тоже криминальная разведка работает, знающие наверняка о «художествах» Луценко от собственных сотрудников, — например, о продаже должностей в МВД в его бытность министром. И вряд ли кто-то из них желает подставить себя неприятностями, когда будут всплывать все новые и новые грязные дела, связанные с Луценко.
В марте 2005 года «Зеркало недели» опубликовало сентиментальный рассказ об Ирине Луценко, супруге министра внутренних дел. В стиле «познакомились в институте. Юра был на втором курсе, я — на первом». И дальше, в приступе скромности: «Кто глава нашей семьи? Юра — голова, а я — шея. Понимаете, о чем я?». Ценное признание.

Уже потом появились скандалы. Как «брали» автомобиль «Mazda-6» серого цвета, номер шасси (кузова) — JMZGG12F241215375; госномер 81379 ОК. Как престижная иномарка стала собственностью гражданки — Луценко Ирины Степановны, на тот момент — жены народного депутата Украины Луценко Юрия Витальевича, а год спустя — жены министра внутренних дел. Как растаможили «Мазду» менее чем через сутки ввоза в Украину — а по существующим правилам, постоянное свидетельство о регистрации транспортного средства выдается владельцу только по истечении трех месяцев со дня покупки машины. Как сэкономили на уплате в доход государства госпошлины.

Но это все детские шалости. Как показали дальнейшие события.

Один из эпизодов, который лишь всплыл в последнее время — может и не самый яркий в жизни Юрия Луценко — министра, но уж очень точно характеризующий его самого, его семью — стиль поведения. В органы правопорядка поступило официальное заявление от некоей гражданки Воскобойниковой Елены Юрьевны. Гражданка эта ожидает расследования действий в отношении ее со стороны Луценко Ирины Степановны и некоего Нарембика Степана Васильевича, в ближайшем отношении оказывающегося отцом упомянутой Ирины Степановны и, соответственно, тестем Луценко Юрия Витальевича.

Гр-ка Воскобойникова Елена Юрьевна в своем обращении сообщает, что между ею и вышеупомянутым Нарембиком Степаном Васильевичем 29 августа 2008 года был составлен договор ссуды на сумму в 5 миллионов долларов США. Договор был официально зарегистрирован частным нотариусом Киевского городского нотариального округа. Этого нотариуса зовут Сень-Силка Ирина Валериевна, и зарегистрирован он был, как и положено, в реестре, под номером 5415.

Деньги должны были вернуть до 20 декабря 2008 года. Что было предметом ссуды? Гр-ка Воскобойникова Елена Юрьевна сообщает, что Луценко Ирина Степановна попросила ее занять денег под спекулятивную сделку — так ее назвали бы банкиры. Якобы для покупки земельного участка и недвижимости с целью перепродажи.

Представим себе, дорогой читатель, что вы находитесь в аналогичной ситуации. Приходят к вам и просят 5 миллионов долларов США. Во-первых, такие деньги у вас должны просто быть. Во-вторых, вы должны знать потенциального занимателя. Гр-ка Воскобойникова Елена Юрьевна объяснила в связи с этим, что лет десять знакома с Луценко Ириной Степановной. Что работала с ней в ООО «Украинские новейшие коммуникации». Что ее муж, человек, фамилию которого она носит, является крестным младшего сына Луценко. Что и с Нерембиком Степаном Васильевичем познакомились во время семейных праздников.

Что произошло дальше? Ирина Луценко попросила Елену Воскобойникову оформить договор ссуды не с ней, а со Степаном Нарембиком. Объяснила при этом, что как жена госслужащего высокого ранга обязана декларировать доходы. Она должна была присутствовать при подписании договора, но не появилась, координируя действия отца по телефону. Что Нарембик подписал договор только после того, как дочь позвонила ему, сказав, что деньги ей передали.

А потом? Потом Ирина Луценко перестала отвечать на звонки Воскобойниковой, всего через две-три недели после сделки. Уклоняться от встреч. Деньги тоже, как не трудно догадаться, в срок не вернули. Воскобойникова, естественно, напоминала. Ирина Луценко контактов избегала. А в октябре 2010 года был осуществлен вывод имущества Нарембика из некоего предприятия, стоимость которого Воскобойникова оценила в 48 миллионов гривен.

Следователь разговаривал с Нарембиком, который от объяснений открестился, заявив, что денег он в глаза не видел. Ссылался на адвоката Игоря Фомина, который к следователю не является, объясняя это занятостью по другому уголовному делу.

Часть из этой информации — вполне проверяема. Каждый их журналистов, и не только журналистов может поинтересоваться фактом физического существования частного нотариуса Киевского городского нотариального округа по имени Сень-Силка Ирина Валериевна. А также регистрацией ею договора о ссуде 29 августа 2008 года — в реестре, под номером 5415.

Другая часть этой информации проверяема еще легче.

«Рівненська газета» от 14 декабря 2006 года рассказывает о семье жителей города Дубно Стефании и Степана Нарембиков.

Интернет-издание «Украинская правда» опубликовало распоряжение МВД N763 от 13 сентября 2006 года за подписью Александра Новикова, замминистра внутренних дел, работавшего в министерстве при Луценко. Согласно этому документу, от подразделений милиции, которые пользуются услугами различных операторов мобильной связи, было потребовано перейти на тарифные планы компании «Украинские Новейшие телекоммуникации». В других публикациях на эту тему указывается, что так как «эта «УНТ» зарегистрирована якобы на кума Луценко Юрия Воскобойникова, а также то, что в нем трудилась его жена Ирина», то «действия Луценко могут подпасть под статью об использовании служебного положения в корыстных целях». Видимо, Юрий Воскобойников и является тем самым мужем Елены Воскобойниковой.

Есть и о адвокате Игоре Фомине. Писали, в частности, о его участии в исчезновении Алексея Пукача, обвиняемого в связи со смертью журналиста Георгия Гонгадзе. В этом контексте его фамилия фигурировала еще в ноябре 2005 года в обращении народного депутата Украины Бориса Беспалого.

Что будет дальше? Следствие, и пока оно ведется — тайна следствия. Вероятна квалификация преступления по признакам, предусмотренным частью 4 статьи 190 УК Украины: «Мошенничество в особо крупных размерах или совершенное организованной группой». И срок немаленький предусмотрен — от пяти до двенадцати лет.

Но уже сейчас можно сделать некоторые выводы. И поставить некоторые вопросы?

Весьма вероятно, что Воскобойникова рассматривала имущество, зарегистрированное на тестя Луценко, как залог 5 миллионов занятых долларов. Откровенной глупостью с ее стороны было дать вывести этот залог. Но, с другой стороны, как она могла это сделать? Решением суда?

Что с ролью тестя Луценко? Этого немолодого человека 1941 года рождения, бывшего директора транспортного автопарка города Дубно? Отводили ли ему изначально роль подставного лица, не пожалев родного человека?

Понятно, что Воскобойниковым нужен возврат денег, а не тюрьма для Луценко — пусть даже на пять-двенадцать лет. Но с другой стороны, скажите, уважаемый читатель, кто из вас на свободе заработает 5 миллионов долларов США за 12 лет, обставив уголовщину политикой?

Объяснение Воскобойниковой, что жена Луценко подставила родного отца, чтобы не декларировать доходы, цинично вдвойне. И тем, что вот такие люди рассказывают всей стране о морали и нравственности, о том, что надо быть законопослушным, а сами считают, что декларирование не для них — для быдла. И тем, что сама Воскобойникова виновата в том, что «повелась» на нарушение закона — ведь если бы Ирина Луценко законно взяла ссуду и уплатила налоги, правовая позиция и самой Воскобойниковой была бы сильнее.

Но самое циничное в этой истории — тень самого Юрия Витальевича Луценко, которая незримо над ней витает. Она была бы возможна, если бы не его высокая должность в то время?
http://daily.com.ua/articles/1/2011-01-130396.html