Мама, что это творится?!

Страница Йигаэль Йегуди

Иногда я думаю, что ощущение боли свойственно земле не меньше чем нам, людям. Что и она также терпит страдания... Сколько может...Пока наконец боль не перейдёт возможность терпеть. Пока она не найдёт расщелину на каменной оболочке земли и не пробъётся вдруг ключом чужого несчастья. Если несчастье вообще может быть – чужим ...

В редакцию забежал житель Островца Валерий Мальдис.
- В лесу за Задворниками я обнаружил неопознанную могилу. – сказал он. – Может быть, захотите посмотреть? Провести, если можно так выразиться, журналисткое расследование...
Естественно, я хочу посмотреть, и ближе к полудню мы направляемся в Задворники. Дорога ведёт нас через деревню, через охотничий хутор. " Вот тут налево поверните, - командует Валерий, тут направо, тут опять налево..." И когда в виражах лесных дорог я уже теряю последнюю ориентацию, он наконец командует: "Тормозите! Приехали..."
Мы останавились в том месте, где непролазно густой лес рассекается прямой, как стрела, просекой. Ровной и гладкой – ни одного дерева. И только в одном месте этого неестественного безлесья растёт себе стайка белоствольных берёзок. Не поднялся у дровосека на них топор.
- Потому что среди берёзок –то этих и находится могила, к которой мы пришли. –говорит мой проводник.
...Могила необычна: длинное, в человеческий рост надгробье, увенчано низеньким (сантиметров 15 )памятником с лаконичной русской надписью: "Левина Э.П., 1902 -1944 годы".
И всё – ни креста христианского, ни звезды еврейской, ни полумесяца мусульманского. С тыльной стороны памятника, почистив от мха, находим ещё одну дату: 19.Х1.1953. Это, очевидно, дата установки памятника.
1944-ый... 1953-ий... должны быть люди, которые были свидетелями - или до которых хотя бы доходили слухи - о тех событиях. Направляемся в деревню – к Леонарде Брониславовне Наймович (Мялешка), которая родилась в 1928 году и всю свою жизнь живёт в Задворниках.
Леонарда Брониславовна ни минуты не думает над моим вопросом.
- А как же, знаю. – отвечает она. – Там похоронена Левина. До войны семья Левиных жила в Гудагае. Всех их я помню. Сам Левин был так себе на вид – худощавый, щуплый. А жена его – настоящая красавица. Глаз не отвести, какая красивая женщина. И два хлопчика у них росли. Сыновья. Тоже красивые.
Когда немцы пришли сюда, Левиным пришлось скрываться. В лесу между Задворниками и Дровяниками они вырыли землянку и жили в ней. Питались, чем могли. Время от времн посреди ночи приходили к моей будущей свекрови – Петрунеле Наймович – а она пекла им хлеб. Тайно всё делалось. Время такое было, что неясно кого бояться. А лучше всего – всех.
Кто только не приходил в нашу деревню: и немцы, и русские партизаны, и польские, и власовцы какие-то... В тот раз деревню заняли польские паризаны. С двух сторон деревни выставили патруль – в деревню пускают, а назад уже не выйдешь. Чтоб не мог выдать. Неделю целую они стояли в Задворниках. На нашем заднем дворе разместилась их полевая кухня. Партизаны резали коров, которых пригнали с собой, и варили их в громадных котлах. Разговарировали между собой по-польски, не называя имён – по птичьему обращались друг к другу: шпак, врона...(скворец, ворона)
... В тот день забежала ко мне подружка годка на два старше меня. Мой старший брат к нам присоединился, и мы втроём присели на лавочку перед хатой побеседовать. Шутили, смеялись ( война-то войной, а юность всё равно своё берёт), и вдруг с соседнего двора донёсся крик. Да какой...Б-г мой! Будто с женщины (женский был голос) живьём сдирали кожу. Минута за минутой проходит, а леденящий душу крик всё нарастал.
- Мама, что это творится? – забежала я в хату.
Мать стояла посреди хаты, закрыв уши ладонями, и плакала. "Левиниху поймали, - сказала она, рыдая, – а теперь пытают. Чтобы показала, где прячутся остальные евреи."
Не знаю, сколько времени кричала несчастная Левина - десять минут, десять лет? – казалось, что время остановилось. Наконец она затихла. Убили?. Нет. Раскрылись ворота в соседнем доме, и женщину вывели на улицу. Измордованная, избитая до полусмерти она едва переставляла ноги. Качалась со стороны в сторону. Партизаны подгоняли её острыми пиками.
- Что творите, звери ?! – не выдержав, закричала моя подруга.
Партизан замахнулся на неё пикой. И она замолчала..
Рассказывают, что её ещё долго таскали по лесу – заставляли показать еврейское тайное укрытие. Но в землянке ведь дети её были. Сыночки её. Кровиночки. Какая мать выдаст своих детей ?. Легче самой смерть принять. Даже и мученическую...
В лесу её добили, и потом закопали. Но кто-то наблюдал за всем этим бесчинством (может, из евреев кто-то, издали?) И после войны на её могиле поставлен был памятник. Кто и когда поставил, у нас в деревне не обратили внимания. Втихоря, видать, делалось. Про детей Левиных рассказывали, что их кто-то сначала в Вильню переправил, а потом – в Израиль.
А знаете, один из сыновей приезжал потом в Задворники. Хотел забрать мамины косточки перезахоронить. Я его и не узнала – большой вырос... С лесником вместе они весь лес обошли, но могилу так и не нашли. А вот пару лет назад провели газопровод через лес, и могила оказалась прямо на трассе. Так страшная история вернулась к людям . ..
Где сам Левин ? Он погиб ещё раньше жены. Попался партизанам в руки возле Дровяников. Рассказывали, что его таскали за конём. Партизан сел верхом на коня, а Левина привязали сзади. Партизан пустил коня галопом... Может ли измученый, голодный человек с конём тягаться...когда-то я знала где могила Левина.
А лучше поспрашивайте в Дровяниках.
...На лавочке перед магазином в Дровяниках грелись на солнышке две бабуси.
- Левина-то могила? А как же, знаем. В детстве мы коров частенько выпасали возле того места и очень любили забегать в лес, украшать могилочку. Сегодня одни цветочки принесём, назавтра – другие. Поначалу и памятника не было – только оградка, а потом и памятник кто-то поставил. Низенький совсем. С длинным надгробьем. А потом... Раз приходим – нету памятника. Разбитый лежит. И могила вывернута. Может, пьяные какие бущевали – не знаем мы. А места те по сей день Левиновскими называются. Черники вокруг много. Поэтому, когда по ягоды собираются, говорят: "Куда сегодня пойдём? Давайте к Левину – там черника особеннная, крупная". Лес так и зовётся – Левиновский.
- Нет, как погиб Левин мы не видели,- отрицательно покрутили головами бабуси.- Родители нас на улицу тогда не пустили. Но мы слыхали от взрослых, что его затаскали конём. Нет, не немцы, а "партызанты" польские.
Один из старожилов в Дровяниках – Иосиф Казимирович Венгровский. Состояние здороья у него такое, что с постели уже не встаёт, но память сохраняет крепкую:
- Своими глазами я не видел, как Левина убивали. Но отец рассказывал: его таскали за конём. Польские партизаны. Хотели, чтобы показал где его жена и дети. Да кто ж тебе покажет! Погиб, ничего не сказав. Выжили дети-то. Один потом приезжал в Дровяники. Он нашёл могилу отца и забрал его косточки в Израиль. Ну, а как же? Отец же их спас... Хотел и материны забрать, но не смог, говорят, найти...

Вот и всё. Таким неожиданно жутким оказалось моё журналисткое расследование. После всех рассказов я снова повела машину в лес. Но где-то не там повернула, запуталась. Пришлось вернуться... Под конец добралась всё же. И на старый обомшелый цемент положила я маленький букетик полевых ромашек: Левиной Э.П. Красивой женщине. Матери с большой буквы. Невинно убиённому человеку.

Анна Чакур "
"Берега", июль 2009, Минск
Перевёл с белорусского р. Йигаэль Йегуди, Кирьят-Гат, Израиль

От переводчика:
"Эмес мейэрэц тицмах" - "Правда взрастает (даже) из земли"(Псалмы 85.12).
Преступления польских шовинистов и их соучастие в истреблении евреев – продолжает оставаться неизученной, неосвещённой, нераскрытой по сей день темой в исследовании Великого Истребления евреев (1) во второй мировой войне. Проклятие политической некорректности лежит на этой теме :
Советский Союз остерегался наступить на хвост "братской Польше"; если преступления "своих" русских, украинских, белорусских, балтийских пособников не только не замалчивали, но и всячески подчёркивали с целью очернить так или иначе сочувствовавшую им "антисоветскую эмиграцию" – то преступления Армии Крайовой и иже с ней были преданы забвению, во имя единства социалистического лагеря. Само собой, в "свободном мире" никто не был заинтересован копаться в кровавой грязи "свободной" Армии Крайовой, столь идеальных "польских борцов с гитлеризмом и коммунизмом". Сегодня, через два десятилетия после падения коммунистической империи, вряд ли найдётся здравомыслящий и интеллигентный человек, который бы не понял, что западная пропаганда времён холодной войны была не менее лжива чем советская, отличаясь от неё лишь большей изощрённостью. В Союзе действовала гласная партийная цензура, на Западе – по сей день- негласный и всеобъемлющий "политикал коррект". О всеобъемлющей власти "политикал корректа" в Израиле распространяться нужды нет – достаточно сказать в рамках нашей темы, что нигде и никем не исследованы преступления евреев против евреев, хотя промелькнули в своё время в Израиле единичные – художественные и документальные, но не официальные "научно-исторические"! - книги-свидетельства.
И поэтому лишь в Беларуси, где Бацька игнорирует западный "коррект", а нынешний белорусский "коррект" максимально близок обычной человеческой – не политической – корректности, можно сегодня заговорить о преступлениях Армии Крайовой и её деятельном участии в геноциде евреев.
Польским преступлениям против евреев после 1945 года "повезло" чуть больше. Массы евреев –"польских репатриантов", которые вырывались из Сталинского "рая" в Польшу и дальше на Запад, не особо обращали внимание на ружейный огонь, который начинался как только поезда пересекали границу в Беловежской пуще, на озверевший антисемитизм населения, полагавшего, что уж с жидами-то немцы разобрались – и вдруг увидивших над собой евреев- офицеров в рядах армии и "служб" ненавистной победоносной России. Эти евреи-"репатрианты", потерявшие всех оставшихя в оккупации родных, уже видели столько смертей и страданий на кровавых фронтах и в голодном тылу, в сталинских лагерях и тюрьмах, что польские бесчинства воспринимались как последний – и минорный – аккорд Катастрофы.
Всё же погром в Кельце запомнился мировому еврейству – это уж было "слишком". И если в Союзе эта тема была по вышеизложенным причинам "табу", то в "свободном" мире этот погром запомнили, заодно помянуты где-то и трупы застрелянных , которые вынимали из вагонов "репатриантстких" эшелонов на первой же станции. Запомнили, потому что власть там была уже – Советского Союза, и вроде как на него ложится "министериальная ответственность" за погром и иже с ним. Вот уже излагаются всё чаще " соображения", что Кельцкий погром был вообще-то инспирирован...НКВД, чтобы оправдать оккупацию Польши, дискредитировать польских патриотов...и т.д.
Но об Армии Крайовой В ГОДЫ ВОЙНЫ, естественно, нельзя говорить ничего плохого; если в рамках НАТО полностью реабилитированы прибалтийские нацисткие формирования – что уж говорить о формально антигитлеровской АК !
Так кто же может сегодня рассказать о соучастии Армии Крайовой в геноциде, кроме бесхитростной белорусской журналистки на страницах малоизвестной газеты полувиртуального еврейского ортодоксального объединения, которую читают последние могикане белорусского еврейства на обеих родинах...

В приведенном рассказе следует обратить внимание на следующие детали:

1.Польским лесным бандитам нечего было делить со скрывающейся в лесу еврейской семьёй; также не надо было опасаться, что они пойдут к немцам выдавать "лесных братьев". "Операция" по уничтожению семьи Левиных носила характер чисто гитлеровский – истребить евреев всех, включая чудом уцелевших. Включая – и особенно – детей. Без связи с какими бы то ни было оперативными задачами, и даже в ущерб им.
Так же как и гитлеровцы, "шпаки и вроны" были преисполнены эксгибиционисткого садизма:
ведь можно было, тягая еврея конём по лесу, натолкнуться на советских партизан с неизбежными евреями в их рядах, и тогда уже не ускакать - пришлось бы поплатиться шляхетской шкурой…

2. "Операция" эта не была инициативой того или иного "зоологического" антисемита или группы оных в маштабах мелкого подразделения - убийство всей семьи Левиных было "делом чести" командования целой части "партизантов":

а. Осуществить принародные истязания еврейки с провозглашённой целью узнать, где прячутся её дети, к вящему недовольству населения в ходе длительного постоя в белорусской деревне – могло приказать лишь компетентное командование, на уровне целой части, если не соединения.

б. Использовать коня, т.е. ценную тягловую силу, и крутиться с конём этим по лесу, рискуя и конём и всадником – тоже мог приказать лишь весьма компетентный командир. SIC.

… Несмотря на все завесы лжи, довлеющие над изучением гитлеровского геноцида – "правда произрастает из земли", как сказал мудрый и мужественный наш царь Давид.
… Мы уже знаем, что в то время как еврейские семьи отправлялись нацистами из Германии в Освенцим – выходцы из "смешанных" семей служили в вермахте и СС в числе свыше 150 тыс., и среди них были многие десятки высших офицеров, включая – а как же – и военных преступников.
… Мы уже знаем, на примере резервистских "батальонов полевой полиции", как рядовые немцы, отцы семейств, представители всех социальных групп – рвались принять личное и непосредственное участие в кровопролитиях и зверствах в ходе геноцида евреев.
… Мы уже знаем, что "геройские датские рыбаки" взяли кабальные нотариальные доверенности с вывезенных в Швецию евреев, и кормились долгие десятилетия за счёт каждого из обобранных и спасённых ими евреев (молчавших об этом до самой смерти); и лишь после смерти этих спасённых осмелились заговорить их дети.

Нет никакого сомнения в том, что вышеприведенное свидетельство о зверях из АК - словно льдинка на вершине айсберга – указывает на неизученные злодеяния польских шовинистов в ходе геноцида. Кто знает, сколько ещё евреев разделили судьбу Левиных, скольких уцелевших заклевали в белорусских лесах хищные "шпаки" и "вроны" за три жутких и долгих года немецкой оккупации? Тех уцелевших, кто вырвался из немецких когтей благодаря своему самообладанию и мужеству, и успешно цеплялся за жизнь, благодаря "памяркоуному" (рассудительный, умеренный, неброский – бел.) героизму белорусских селян - для которых жизнь человека, включая иноверца, была не только дороже лишней буханки хлеба и миски бульбы для своих несытых детей; она была для них так же дорога как жизнь своя, своих близких, своих детей ...

Никто не забыт, и ничто не забыто: ни праведники, ни мразь.
Все соучастники гитлеровского геноцида должны занять своё место у позорного столба человечества: включая врон и фрухтенбоймов.

Примечания

(1) Не люблю я модного в последние десятилетия англо-греческого "научного" слова "Холокост", которое словно превращает в некое явление природы те страшные преступления. Будто не было там исполнителей и виновных, а просто трагический такой "Холокост". Как спокойно изложил сын украинского убийцы, эмигрировавший в Израиль с женой еврейкой: время такое было. Виноваты ли клетки организма, что у него грипп ? Но Петрунеля Наймович и её односельчане почему-то не заболели тем "гриппом" ...
По мне уж лучше советское "преступления гитлеровских оккупантов и их пособников", чем безликий "Холокост".

(2) Рекомендую на эту тему книгу : "Кинофестиваль длиною в год", Олег Битов, издательство АПН, Москва, 1989.

(3) Например, известный израильский писатель – узник концлагеря К.Цетник в книге "Его называли "пипель" вывел в образе "Фрухтенбойма" Элиезера Гринбойма (сына известного сионисткого вождя Ицхака Гринбойма), который будучи капо в лагере, изощрялся в измывательствах над религиозными евреями (в полном соответствии с воинственными анти-религиозными идеалами своего отца, с которым полемизировал в израильском парламенте на эту тему даже...коммунист Моше Снэ); Хаим Лазар-Литаи в книге "Гибель и восстание" (на иврите, не переведена на друге языки) описал, как руководители сионисткого подполья в гетто Литвы и в созданных ими партизанских отрядах заботились исключительно о своей шкуре ( в отличие от еврейских партизанских отрядов в Беларуси., видевших основную задачу в спасении всех уцелевших евреев, наряду с местью врагу). Конечно, эти факты – мелочи по сравнению с глобальным преступлением сионисткого руководства, замалчивавшего в годы войны истребление евреев немцами. Существует подробная и идеально документированная книга (на иврите, не переведена на другие языки) на эту тему: Шабтай Бет-Цви, "Постугандийский сионизм в кризисе Катастрофы", издательство Бронфман, Тель-Авив, 1977; Хана Арендт в своей книге "Эйхман в Иерусалиме" отмечает, на конкретных примерах, что в Центральной и Западной Европе гитлеровский геноцид преуспел именно в тех странах, где существовала сеть сионистких организаций, контролировавших еврейское население (например: в Бельгии, где 90% евреев были недавние эмигранты и не существовало сети сионистских организаций – половина евреев уцелела, и это в урбанизированной и довольно антисемитской стране…в соседней Голландии с её сетью сионистских организаций были истреблены более 90%). Сия тема – как не трудно догадаться – не фигурирует среди направлений исследования, финансируемых "Яд вашем"…

(4) Про этот погром на "Беларусьфильме" снят в 1996 году потрясающий фильм "Из ада в ад", лауреат фестиваля "Кинотавр" 1997 года. Набрать в гугл "из ада в ад torrent".

(5) Как не отметить в контексте этих домыслов, что гитлеровцам – по их собственному признанию – не удавалось спровоцировать на погромы белорусское население даже в условиях гитлеровской оккупации, а НКВД, гляди-ка, как сходу "инспирировал" поляков....

(6) И вот уже Польша представляется жертвой "двух тиранов", и убиеные Сталиным 14 тысяч польских офицеров заслоняют миллионы жертв гитлеровского геноцида в Польше; и скоро в Польше вслед за Америкой будут думать, что во Второй Мировой войне США воевали против России...А немецкая надсмотрщица-канцлер торопит поляков пересматривать недавнюю историю, требует осудить выселение немецкого населения – которое было сплошь гитлеристским, больше самих райхс-дойчей – из многострадальных стран Восточной Европы.