Сергей КИЧИГИН. Евгений Кириллович Штирлиц. Рассказ о легендарном разведчике, который всех «лечит»

Актуальные темы Политическая безопасность Самое интересное

Юноше, обдумывающему житьё,
решающему сделать жизнь с кого,
Скажу, не задумываясь – делай её
с товарища Дзержинского
И с других героев ЧК.
Например, с товарища Марчука.
В. Маяковский и не только

Газета «День» в №72–73 (22 апреля 2011 г.) опубликовала статью Евгения Марчука «Правда, которую не удастся скрыть». С появлением этого небольшого текста украинская литература совершила гигантский скачок в доселе непроторенные чащи.

То, что автор статьи — экс-премьер, экс-глава СБУ, экс-министр обороны и экс-глава СНБО, а также супруг главного редактора газеты «День» (Ларисы Ившиной), только добавляет событию пикантности и значимости. Не часто у людей такого масштаба и таких государственных талантов хватает времени, чтобы, отвлекшись от решения глобальных и национальных проблем, просветить и направить вечно отстающее и плутающее неизвестно где общество. В этот раз, слава богу, хватило.

Но какую же правду и кому не удастся более скрыть после публикации этой прелюбопытнейшей статьи? Правду о том, что происходило на Банковой при Кучме!

Правду о том, какие «преступления вершились» на Банковой, бьет в набат Евгений Кириллович, пытаются скрыть «мастера по «переводу стрелок», которые проводили ... долгосрочную операцию». Операцию, конечно, не против Кучмы и даже не против Украины. Берите выше — против самого Евгения Кирилловича. Операция по его дискредитации. Но об этом — ниже.

Пока процитируем бессмертные строки автора «Правды...»*: «Факты свидетельствуют о том, что действовала и продолжает действовать какая-то группа лиц, которая настойчиво проводит одну за другой акции по спасению именно заказчиков (убийства Гонгадзе. — Авт.), пытаясь «перевести стрелки» то на Марчука, (...) то на «убийство под пленки. (...) для прессы подбрасываются упрощенные формулы типа: (...) Как же так? «Святое» место — кабинет Президента Украины — и прослушивался? А «святое» место оказалось не просто греховным, а местом, где длительное время отдавались преступные приказы, а потом обсуждалось их выполнение. (...) Речь шла о человеческих жизнях, о судьбах ни в чем не виновных людей. Почти как в криминальной группировке. И в этой вакханалии с азартом принимали участие наивысшие должностные лица государства того времени. К чему тут государственная тайна? Разве чтобы скрыть от мира, кого у нас приводили к власти.

Ни земные законы, ни библейские не могут защищать такие кабинеты...».

Так вот оно что! Наконец-то все встало на свои места! Теперь об этом можно рассказать! Секретарь СНБО, а затем и министр обороны при Кучме не входил в шайку греховодников, не принадлежал к «почти криминальной группировке», не принимал участия в вакханалии, как многие могли бы подумать.

Он был агентом в тылу врага! Это благодаря его незаметной, но такой важной деятельности мы теперь знаем, что творилось во властных коридорах!

Может, вы считаете, что высший государственный деятель, человек, курировавший внешнюю и внутреннюю политику, а затем и вооруженные силы страны не мог не выполнять «преступных приказов»? Что среди сотен приказов, которые отдавались в этих «греховных кабинетах», ни один не пришелся на долю секретаря СНБО или министра обороны? Так, может, вы и от Штирлица потребовали бы отчета о соучастии в преступлениях нацистов?

Окститесь, это наши герои! Если и было что такое, то только ради нашего же блага и безопасности! Иначе враги могли бы разоблачить героев.

Ведь вы только посмотрите, какие злокозненные ловушки на пути разведчика-диверсанта расставляли хитроумные враги: «Представьте себе, что вы принимаете участие в выборах президента Украины 1999 года, которые были очень похожи на партизанскую войну, спровоцированную Администрацией тогдашнего президента Леонида Кучмы. Примеров сотни, если не тысячи. И вот к вам как к оппозиционному кандидату в президенты подходит молодой человек и предупреждает о том, что на днях вашему сыну должны подбросить наркотики и арестовать. Информация, по его словам, стопроцентная. И действительно, через несколько дней все подтверждается, но вам удается отвести эту угрозу, потому что вас предупредили. Не вышло с наркотиками — сына таскают в милицию на допросы уже по другой искусственно спровоцированной статье Уголовного кодекса. А затем этот же молодой человек предупреждает вас, что во время одного из ваших выступлений в зале произойдет взрыв или его имитация, чтобы вызвать панику. И это подтверждается. А затем подтверждаются другие предупреждения о жестоких провокациях против вас лично и против людей, которые вам помогают».

Тут история похлеще, чем у Юлиана Семенова: хотя бы сыну Штирлица ничего не угрожало. А здесь такие опасности!

Причем автор скромно умалчивает, какие ужасные провокации еще ждали бедного мальчика. Вот что писала по этому поводу неделикатная пресса (в данном случае цитата взята с сайта «Досье»): «9 апреля 1999 года в аэропорте Кишинева был арестован самолет АН-26, который принадлежал ЗАО «Авиакомпания «Украина-Аэроальянс». На его борту было найдено не задекларированное стрелковое оружие. Самолет простоял под арестом полгода, а после исчез и дело закрыли. Летом 2001 года в публикациях молдавской и российской печати были обнародованы имена и реквизиты основателей авиакомпании «Украина-Аэроальянс». Среди них значится и сын Евгения Марчука — Вадим. Однако, эта история не получила своего продолжения. Генерал никак не отреагировал на эту информацию».

Теперь, наконец, многим станет понятна и роль, которую Евгений Кириллович сыграл в «каневской четверке» 1999 г.: конечно же, не «предательство товарищей по оружию» это было, как говорят недальновидные критики, а ма'стерская спецоперация по внедрению в тыл врага! Да и как основательно внедрился-то наш герой — долго не удавалось супостатам выковырять его из преступного логова.

А ведь пытались вышибить из седла! Спецоперации против сына были только началом.

То подло припомнят Марчуку, как в статусе и.о. премьера в 1995 г. он подписал ну очень подозрительные договора о передаче отечественных стратегических объектов за газовые долги. То с делом Лазаренко деятельность Марчука свяжут, то и самого Павла Ивановича вовлекут в «разоблачение» Евгения Кирилловича. То заключение итальянского суда (наверняка продажного) приведут, в котором говорится о том, что «Марчук «взял на себя роль инициатора и организатора преступной группировки», которая была создана в 1991—1992 годах и провела «как минимум восемь незаконных операций» с оружием в нескольких странах, в том числе в Украине, Франции, Австрии, Бельгии» — http://www. rudenko.kiev.ua/persons/marchuk).

Наконец-то мы вздохнули с облегчением, все точки над «і» расставил наш герой: «Представляете, группа заговорщиков в течение 10 лет (!) через контактеров в медийной среде буквально бомбила общественное мнение, взяв на себя тяжкий грех клеветать на непричастных».

Теперь-то вам понятно, почему статья в «Дне» — величайшее событие отечественной литературы? Поясняем: у нас, увы, не было украинского Купера, Флеминга или Юлиана Семенова. Не было у нас полноценного жанра высоконравственной, воспитательной приключенческой литературы — нет примеров, на которых можно воспитывать подрастающее поколение. И тут — прорыв!

Сам Евгений Кириллович чувствует возложенную на себя миссию и скромно замечает: «За десять лет во взрослую жизнь пришло не менее пяти миллионов молодых людей, которые вряд ли что-то помнят о тех событиях».

Ну, теперь-то «вспомнят»! Теперь можно смело учить школьников — походите, мол, на Евгения нашего Кирилловича. Вместо покера играйте на задних партах в заседания «каневской четверки», учитесь обманывать врага. Конструируйте схемы внедрения и прикрытия. Будет плохо получаться — перечитывайте статью «Правда, которую не удастся скрыть», это энциклопедия честной, самоотверженной жизни.

Есть чему поучиться на основе этого наследия и всем нам: покровы тайн спадают, и свет истины сияет. Например, помните таинственного юношу, предотвратившего самые страшные провокации врагов против разведчика Марчука? «И вот оказывается, что этим молодым человеком является Николай Мельниченко. Он меня предупредил об этих провокациях и я ему за это благодарен».

Но заметьте, это произошло в 1999 г., до президентских выборов 31 октября того же года! А записи на диктофон Мельниченко стал делать только после того, как впервые услышал угрозы в адрес Гонгадзе. И было это в мае 2000 г. То есть со слов Марчука следует, что майор уже тогда, до прослушки каким-то образом получал информацию из кабинета Кучмы. То ли прячась в шкаф, как недавно «признал» майор, а то, может, и под плинтус. И теперь понятно, кто помогал другому герою: «Я думаю, что «патриот-защитник кабинета» в этой ситуации немедленно сообщил бы об этом лично президенту, ну и «куда следует». В тот же день Николай Мельниченко, без сомнения, пропал бы без вести, как там говорили, «отдали бы чеченцам», или, или...» Но «или, или» не произошло лишь только потому, что генерал не сдал майора.

Хотя, конечно, скромность не позволяет делить Марчуку славу с коллегой за другие звукозаписывающие заслуги: «Но я не имел никакого отношения (...) ни к организации подслушивания того кабинета, ни к «кассетному скандалу».

И правильно — не время нам еще знать всей правды. Спасибо за то, что намекнули: не зря, ох не зря бравый майор в шкафу у Кучмы сидел. А для того, чтобы спасти от провокаций самого великого разведчика современности! Вот так рассказы Николая Мельниченко о потайных нишах, чутком слухе и всепроникающей ловкости находят подтверждение в независимых источниках — и как вовремя, всего за неделю до начала суда над Пукачем! Кто-нибудь еще сомневается в том, что правильно мотивированный украинский майор в любой щели спрячется?

Да если бы не эти агенты-герои, что с Родиной бы было? Как рисковал наш Евгений Кириллович — но ни перед чем не останавливался, чтобы выполнять священную задачу. Как, должно быть, стискивал зубы герой, чтобы раньше времени не раскрыть нам страшную правду о преступлениях того режима. Но интересы дела прежде всего. Кто может сегодня знать, как страдал Штирлиц, надевая ненавистный мундир СС? Только г-н Марчук, который втискивался, скрепя сердце, в генеральский китель и с тоской усаживался в кресло министра обороны. А враги все строили козни: «Теперь следствием установлено, что так называемое письмо Пукача якобы из Израиля в 2006 году — это фальшивка. Она была нацелена на дискредитацию Марчука...»

И далее герой приводит пространный перечень того, как его хотели дискредитировать, обвинив в организации прослушки кабинета президента, кого только ни пытались втянуть в эту авантюру. Тут и «милиционер-оборотень» Гончаров, который «неожиданно умирает в больнице следственного изолятора от жестоких физических пыток и передозировки каких-то лекарств», так и не согласившись, видимо, даже под пытками оклеветать Евгения Кирилловича. Тут и дружок Гончарова по банде Нестеров. Тут и бывший адвокат Пукача Олег Мусиенко. И все в один голос делают «намеки о якобы причастности к преступлению какого-то генерала, кандидата в президенты на выборах 1999 года». Но, как подчеркивает Евгений Кириллович, «сенсация сразу же лопается, как мыльный пузырь». Штирлиц кусает от зависти локти.

Надеемся, теперь-то Евгений Кириллович многое еще нам расскажет. Мы ерзаем от нетерпения — ну, какие удивительные объяснения загадочных событий предложат нам настоящие знатоки конспирации? Например, как объяснят, что таинственные злодеи, погубившие якобы ключевого свидетеля преступлений — генерала Кравченко, не только не охотились за не менее «взрывоопасным» носителем тайн Пукачем, но и «прикрывали место», где Пукач скрывался на Житомирщине?

И совсем уж высококлассной находкой, явно обогатившей украинскую политическую культуру, станет отныне следующий пассаж из сочинения г-на Марчука о том, как в марте 2004 года некие лица пытались привлечь украинских журналистов Сергея Шолоха, а затем и Владимира Бойко «к написанию книги — якобы журналистского расследования», результатом которого должно было быть обвинение Марчука в убийстве Гонгадзе. «Демонстрировалась готовность, по словам журналистов, сразу получить от заказчика 200 тысяч долларов США»

Какой изысканный стиль — не готовность заказчика заплатить, а готовность «получить». Сначала я подумал, что и журналисты должны были внедриться в игру. Но они «отказались от такого предложения».

Закручено посильнее, чем у Семенова. Тем более, что «на Сергея Шолоха был организован демонстративный «наезд» милиции с допросами и угрозой ареста. Он вынужден был даже срочно выехать за границу, чтобы его не постигла участь его товарища Георгия Гонгадзе»

Г-н Марчук не поясняет, почему выбор, сопровождаемый таким чудовищным прессингом, пал именно на этих журналистов. Так что самое интересное в этом сочинении, судя по всему, еще впереди.

И потому не будем спешить. Как говорит Евгений Марчук: «Общество тоже должно сделать свою работу. Принять правду как лекарство».

Мы уже приняли — и понимаем, что тут главное не переборщить с концентрацией. Хороший роман тоже должен развиваться постепенно. А то, что Евгений Кириллович не только развлекает нас, но и «лечит» — это уже многим стало понятно.

Сергей КИЧИГИН