Обман и самообман: к умозаключениям г-жи Тимошенко и Ко о Таможенном союзе

Актуальные темы Политическая безопасность Самое интересное

Сергей ГЛАЗЬЕВ,
ответственный секретарь
Комиссии Таможенного
союза, академик РАН и НАНУ.
Специально для «2000»

Тема участия Украины в Таможенном союзе Республики Беларусь, Республики Казахстан и Российской Федерации, наконец-то, оказалась в центре внимания украинских СМИ, которые длительное время «не замечали» интеграционных процессов на постсоветском пространстве, освещая, в основном, работу украинских евроинтеграторов по формированию зоны свободной торговли с ЕС и заключению договора об ассоциированном членстве Украины в этом союзе.

Вследствие такого невнимания не только широкая украинская общественность, но и весьма влиятельные политические деятели оказались застигнутыми врасплох приглашением российского руководства к возвращению Украины в процессы евразийской экономической интеграции. Некоторые из них вместо серьезного изучения этого предложения с позиций украинских экономических интересов вдруг заголосили о его неприемлемости, подменяя аргументы истерическими выпадами и вымышленными угрозами.

Разумеется, вопрос об участии Украины в любом интеграционном объединении – это вопрос ее суверенного выбора, который должен делаться легитимными органами власти исходя из национальных интересов. Эти интересы не могут сводиться к сумме субъективных предпочтений влиятельных политиков, журналистов, зарубежных «друзей Украины» и ангажированных экспертов. Заклинания и истерики телевизионных говорящих голов не должны подменять объективный анализ и научно обоснованные оценки как аргументы судьбоносного выбора, который затрагивает интересы всех граждан Украины.

8 апреля в ИА «Интерфакс Украина» были представлены результаты исследования двух ведущих научных институтов украинской и российской академий наук – Института экономики и прогнозирования и Института народнохозяйственного прогнозирования соответственно. Они свидетельствуют о значительных экономических выгодах участия Украины в Таможенном союзе.

После представления этих расчетов в Киеве на пресс-конференции академика НАНУ Валерия Гееца и заместителя директора Института народнохозяйственного прогнозирования РАН Марата Узякова дискуссия о целесообразности участия Украины в Таможенный союз, наконец, повернулась в русло объективных оценок и научно обоснованных аргументов. Согласно расчетам, прирост товарооборота (без учета углеводородов) в результате взаимной интеграции и устранения торговых барьеров для украинской экономики может быть весьма существенным – 13,5–16,4% от ВВП Украины.

Только за счет одной меры – отмены экспортных пошлин на углеводороды, экспортируемые из России в Украину, – положительный прирост сальдо торгового баланса Украины составит до 3 млрд. долл. Установление в рамках предусмотренного соглашениями по ЕЭП общего рынка новой формулы цены на природный газ на принципах равнодоходности улучшит торговый баланс Украины еще на такую же величину. Кроме того, эффект от отмены защитных мер во взаимной торговле оценивается в 0,5 млрд. долл., а снятие технических барьеров в торговле даст еще более 1 млрд. долл. Всего улучшение условий торговли для Украины оценивается до 10 млрд. долл., что позволяет ей полностью устранить дефицит торгового баланса и обеспечит макроэкономическую устойчивость.

Расчеты свидетельствуют также об увеличении экспорта украинских товаров на рынок России и других государств-членов Таможенного союза на 5–9 млрд. долл., половина которых приходится на продукцию машиностроения. Расширение рынков сбыта для украинских производителей связано с повышением конкурентоспособности украинских товаров и услуг на рынках стран-членов ЕврАзЭС за счет снятия таможенных и других барьеров пограничного контроля, сегодня весьма обременительных для экспортеров традиционных украинских товаров.

Следует иметь ввиду, что значительную часть экспорта в Россию и другие государства Таможенного союза составляют товары конечного потребления. Мультипликативный эффект от увеличения их производства обеспечит возникновение новых рабочих мест и дополнительные доходы украинского бюджета. Следует иметь ввиду также возникновение синергетических эффектов благодаря восстановлению и расширению кооперационных связей между государствами-членами ТС.

После презентации итогов исследования к дискуссии подключились лица, обремененные высокими государственными постами в прошлом и претендующие на власть в настоящем, которые по роду своей деятельности должны владеть методами экономических оценок и прогнозов, не говоря уже об элементарной статистике и нормах международного права.

К сожалению, далеко не все из них оказались на высоте, вольно или невольно вводя в заблуждение общественное мнение. Примером подобной искаженной трактовки ожидаемых последствий участия Украины в Таможенном союзе являются недавние публикации бывшего премьера Украины Ю.Тимошенко, бывшего министра экономики С.Терехина и бывшего министра финансов В.Пинзеника. Стиль этих публикаций свидетельствует о предвзятом или некомпетентном подходе авторов, пытающихся убедить читателя в неприемлемости участия Украины в Таможенном союзе и в целесообразности европейской интеграции.

Не подвергая сомнению наивную веру украинских евроинтеграторов в то, что Брюссель – друг, смею, все же, напомнить коллегам, что истина – дороже. Как член украинской и российской академий наук считаю своей обязанностью выступить в пользу последней ради права украинских граждан на объективную информацию. Тем более что моя нынешняя работа в качестве ответственного секретаря Комиссии Таможенного союза позволяет оперировать с полной и объективной информацией по данному предмету.

Начнем с анализа основных тезисов Ю.Тимошенко, справедливо сетующей на непрофессиональный уровень ведущейся дискуссии, ее малосодержательность. К сожалению, подняться над этим уровнем ей не позволили плохая информированность о работе ТС и непонимание закономерностей экономической интеграции.

Представляя читателям правила работы Таможенного союза, госпожа Тимошенко сразу же спотыкается на незнании его договорно-правовой базы. По ее мнению «таможенные правила в странах Таможенного союза регулируются Договором о Комиссии Таможенного союза от 6 октября 2007 года…»*. На самом деле эти правила регулируются Таможенным кодексом ТС, а также двумя десятками принятых в его развитие международных договоров и около сотней решений Комиссии Таможенного союза. Договор же о Комиссии устанавливает полномочия последней и правила принятия ею решений. Последние Ю.Тимошенко смешивает с правилами Евразийского экономического сообщества (ЕврАзЭС), решения межгосударственных органов которой не носят обязательный для Сторон характер и выполняются ими на основе собственных законодательных актов и постановлений национальных правительств.

_____________________
* Здесь и далее цит. по: www.ukrrudprom.com

Г-жа Тимошенко проявила удивительную неосведомленность не только в отношении договорно-правовой базы ТС, путая его с другой, хотя и родственной организацией (ЕврАзЭС), но и их институционального устройства. Возможно из-за навязчивого страха перед российским имперским прошлым Украины, она поместила Суд ЕврАзЭС в Санкт-Петербург и привязала его компетенцию к местному законодательству.

В действительности этот Суд расположен в Минске и обеспечивает единообразное применение действующих в рамках ЕврАзЭС международных договоров и принимаемых органами ЕврАзЭС решений. Суд рассматривает споры экономического характера, возникающие между государствами по вопросам реализации решений органов ЕврАзЭС и положений договоров, действующих в рамках ЕврАзЭС, включая выполнение ими обязательств, принятых в рамках Таможенного союза. Предусмотрена также возможность обращения в Суд ЕврАзЭС хозяйствующих субъектов, в том числе и хозяйствующих субъектов третьих стран в соответствии с требованиями международных актов Всемирной торговой организации.

Кошмарные воспоминания об СССР, созданном при решающем участии в революции и в социалистическом строительстве выходцев с Украины, рисуют в ее воображении единый орган «…координации и управления пограничной службой вместе с пограничниками и собаками». «Предлагается, в дальнейшем создать общую платежную систему, ввести единую валюту и единый центральный (эмиссионный) банк», – утверждает ниже г-жа Тимошенко.

Показательным в этом выпаде Тимошенко является не столько ее незнание отсутствия в договорно-правовой базе ТС каких-либо норм в этом отношении (наоборот, в основном документе, определяющем Этапы и сроки формирования единой таможенной территории, прямо оговаривается сохранение пограничного контроля между государствами-членами, и ничего не говорится про единую валюту и единый центральный банк), сколько маниакальное желание отгородиться от России этими самыми пограничниками с собаками. Именно от России, так как на границах между государствами ЕС, к которому Тимошенко хочет присоединить Украину, тех и других почти не видно. Впрочем, нужно ли украинским гражданам таким образом отгораживаться от России, судить лучше им самим.

Возможно, бывшему премьеру не обязательно знать международное право. Но это незнание оборачивается, извините, вздором. Из пункта об обязательности решений Комиссии для выполнения на территории государств-членов Таможенного союза, Тимошенко делает вывод об их приоритетности «…над нормами национального законодательства, включая нормы национальных конституций».

На самом деле решения Комиссии обязательны для исполнения исключительно в пределах переданных ей полномочий как раз в соответствии с национальным законодательством. К их числу относятся строго очерченные международными договорами функции таможенного, таможенно-тарифного и нетарифного регулирования внешнеторговых операций, установления единых норм санитарного, ветеринарного, фитосанитарного контроля, принятия технических регламентов и защитных мер во внешней торговле. При этом осуществление этих функций ведется национальными органами власти, которые работают по своим законам в области государственной службы, гражданского, административного и уголовного права, не говоря уже о национальных конституциях, которым законодательство Таможенного союза, построенное на ратифицированных всеми сторонами договорах, не может противоречить в принципе.

Правила и процедуры принятия решений КТС предусматривают определенный вес каждого государства, пропорциональный масштабу его экономики. Российские 57% голосов не воспринимаются при этом как дискриминация остальных членов ТС, имеющих по 21,5%. И не только потому, что для принятия решения необходимо иметь 2/3 голосов. Дело в том, что каждое государство имеет право вето – отменить любое решение Комиссии на высшем органе ТС – Межгосударственном Совете на уровне глав правительств или глав государств, где все решения принимаются только единогласно.

Кроме того, существует перечень чувствительных товаров, в отношении которых решения Комиссии изначально могут быть приняты только консенсусом. Этот список был сформирован путем объединения предложений сторон и насчитывает более тысячи наименований товаров из десятитысячной товарной номенклатуры. Поэтому за полтора года работы КТС принятие ею более полутысячи решений происходило единогласно – несмотря на споры, стороны всегда находили взаимовыгодные варианты решений, опираясь на общие экономические интересы.

Заметим, что в случае присоединения Украины к Таможенному союзу в его договорно-правовую базу будут вноситься соответствующие изменения, включая Правила и процедуры принятия решений. С учетом уже накопленного опыта принятия консенсусных решений, возможно его закрепление так же, как и переход к равному представительству при условии равной бюджетной нагрузки и ответственности сторон.

К сожалению, госпожа Тимошенко «не опускается» до экономических оценок целесообразности участия Украины в ТС. Она не оспаривает вышеприведенные расчеты украинских и российских ученых, лучших специалистов в данной области. Но ее сентенция о том, что «…нам стоит задуматься, чем мотивирована такая глубокая готовность понести многомиллиардные жертвы ради нас», требует отдельного пояснения.

Давайте, действительно, задумаемся. Согласно указанным результатам расчетов, условия торговли с Россией и другими государствами Таможенного союза для Украины улучшаются до 10 млрд. долл. в год. Это не означает, разумеется, симметричное ухудшение условий торговли для партнеров, как думает г-н Пинзеник. Вместе с тем, по двум составляющим – отмена экспортных пошлин на нефть и переход к внутренним правилам ценообразования на газ исходя из принципа равнодоходности – российский бюджет и Газпром действительно потеряют по 2–3 млрд. долл. ежегодных поступлений. Однако выгода от устранения таможенных и других пограничных барьеров во взаимной торговле дает многократно больший выигрыш за счет подъема экономической активности и развития производственной кооперации на основе сочетания конкурентных преимуществ российских и украинских предприятий.

Главный эффект создания ТС получают предприятия высокотехнологических отраслей, сопряженные друг с другом взаимными поставками товаров в рамках сотен производственно-технологических связей. Комплектующие, используемые при сборке машиностроительных товаров, по многу раз пересекают границы, и каждый раз на это уходят время и средства.

В начале 90-х годов появление межгосударственных границ после распада единой страны привело к разрыву кооперационных связей и повлекло многократное падение наукоемкого промышленного производства в постсоветских государствах. Экономический эффект интеграции в рамках ЕврАзЭС, прежде всего, заключается в восстановлении и преумножении российско-украинской научно-технологической кооперации.

Расчеты по интегрированной модели межотраслевого баланса Украины, России, Белоруссии и Казахстана свидетельствуют о 15%-ном увеличении экономической активности за счет формирования ТС и ЕЭП в расчете на 10-летнюю перспективу, что эквивалентно дополнительному ВВП в объеме от 400 до 700 млрд. долл., из которых на Украину приходится около 1/3. Это не удивительно, если учесть, что авиационная, ракетно-космическая, судостроительная промышленность, атомное машиностроение и многие другие отрасли наукоемкой промышленности создавались, и до сих пор воспроизводятся в России и Украине как единое целое.

Вернемся, однако, к главному тезису Тимошенко, которая в противовес подтверждает свою приверженность созданию ЗСТ с ЕС. Не желая никаких наднациональных органов с Россией, она беспрекословно готова следовать указаниям из Брюсселя: «…надлежит принять во внимание четкий месседж Евросоюза: Таможенный союз несовместим с соглашением о Зоне свободной торговли с ЕС, а значит, и с соглашением о политической ассоциации».

При этом г-жа Тимошенко лукавит, утверждая, что на этом пути не придется «...делегировать национальные права Украины каким-то третьим силам». Ведь ЗСТ – это только первый шаг, вслед за которым Тимошенко и ее соратники по оранжевой коалиции мечтают пройти весь путь к полномасштабному членству в ЕС и НАТО. Потеря на этом пути национального суверенитета и передача полномочий наднациональным органам не только в сфере внешней торговли, но и всей экономической, а также внешней политики является совершенно неизбежной.

Так что, заботят г-жу Тимошенко и других евроинтеграторов отнюдь не вопросы национального суверенитета, который они готовы по первому требованию передать Брюсселю и Вашингтону. Их главная цель – блокировать процессы экономической интеграции Украины с Россией. При этом, не допуская улучшения условий торгово-экономического сотрудничества российских и украинских предприятий, они подрывают конкурентоспособность последних, ослабляя тем самым экономику Украины и усиливая ее зависимость от западного капитала в качестве колонии дешевых трудовых и сырьевых ресурсов.

Не нужно быть министром экономики или премьер-министром, чтобы разобраться в торговом балансе Украины и понять, насколько ее экономика зависит от российского рынка. Все три локомотива ее роста жестко к нему привязаны: машиностроение – тысячами кооперационных связей, агропромышленный комплекс – рынком сбыта, химико-металлургический – источниками энергоносителей и сырья. На рынок ТС приходится более 60% украинского экспорта продукции машиностроения, в том числе: авиационные двигатели – 70%, автотранспортные средства – 53%. Доля экспорта продуктов питания на рынок Таможенного союза также составляет более 60% (сыры – 83%).

Очевидно, что любое ухудшение условий торговли с Таможенным союзом весьма чувствительно для украинской экономики, которая находится в крайне тяжелом состоянии, существенно отставая от других постсоветских государств по уровню восстановления объемов производства после развала СССР. И хотя г-жа Тимошенко утверждает, что «…ЗСТ не несет Украинскому государству никаких реальных угроз», фактически она и ее политические союзники ведут дело к резкому ухудшению торгово-экономических отношений Украины с Россией и другими государствами-членами ТС, что приведет к снижению конкурентоспособности украинской обрабатывающей промышленности, в особенности машиностроения, химико-металлургического комплекса и АПК.

При этом, в случае ожидаемого дальнейшего повышения цен на газ многие энергоемкие предприятия химико-металлургического комплекса Украины, генерирующие максимальную прибыль и являющиеся локомотивами экономического роста, останутся за зоной рентабельности и будут вынуждены свернуть значительную часть экспортных производств, что еще более ухудшит положение украинской экономики по сравнению с первичным отрицательным эффектом. Соответственно, произойдет ухудшение торгового и платежного балансов, уменьшение покупательной способности и падение уровня жизни украинцев.

В случае присоединения Украины к ЗСТ с ЕС и отказа от участия в Таможенном союзе, согласно тому же исследованию, ожидается сокращение экспорта в Россию, по минимальным оценкам, на 2 млрд. долл.

Отсутствие объективных аргументов Тимошенко подменяет весьма сомнительными демагогическими заклинаниями, призванными окончательно запутать читателя. Чего стоят ее выпады в отношении того, что украинцы – не родные в Москве, а их будущее – в свободной и объединенной Европе. Ее намеки на прямой путь к модернизации в противоположность утоптанной тропинке к галерам поражают нарочитой исторической недостоверностью.

Напомню страдающим историческим беспамятством о рабском положении украинцев в объединенной Речи Посполитой или «свободной» Австро-Венгерской империи так же, как и во время немецкой оккупации в недавнее время. Немало угнанных в плен жителей Руси были проданы на европейских неволничьих рынках и кончили жизнь в страданиях на галерах тамошних купцов.

Совершенно очевидно, что на нынешнем европейском рынке рабочей силы большинство украинцев ждут места прислуги и чернорабочих так же, как и то, что сохранение украинского инженерного корпуса, научного потенциала и высококвалифицированных рабочих мест возможно только в рамках кооперации с российскими предприятиями высокотехнологических отраслей экономики. Также очевидно, что именно на основе активизации общего с Россией научно-производственного потенциала возможна модернизация украинской экономики. Как минимум, три крупных отрасли украинско-российской наукоемкой промышленности – авиация, ракетно-космический комплекс, атомное машиностроение – входят в ядро нового технологического уклада, развитие которого становится основой новой длинной волны экономического роста, выводящей мировую экономику из кризиса.

Неизвестно ни одного примера успешного прорыва на мировой рынок украинских наукоемких товаров, создаваемых вне кооперации с российскими партнерами. Пропагандируемое Тимошенко стратегическое направление модернизации Украины «…через ее последовательную и глубинную европеизацию и демократизацию» является не более чем иллюзией. Рынок ЕС остается закрытым для украинских высокотехнологических товаров, о чем, к примеру, ярко свидетельствует история с провалом планов по разработке для НАТО военно-транспортных самолетов.

И наоборот, успех «Морского старта» стал возможен только благодаря успешной кооперации с российскими предприятиями. ЕС не принимает и, судя по проекту пропагандируемого Тимошенко явно дискриминационного для Украины проекта договора о ЗСТ, не собирается пускать на свой рынок не только украинское машиностроение, но и продовольствие и даже металлопродукцию. Для ЕС Украина интересна только как рынок сбыта товаров и резервуар дешевой квалифицированной рабочей силы.

Верным в статье Тимошенко является лишь одно утверждение о том, что речь идет о вопросе принципиального политического выбора. Только выбор этот она давно для себя сделала и пытается его навязать всему народу Украины вопреки его объективным интересам и здравому смыслу. Для этого бывшая премьер-министр не гнушается ложными утверждениями. Так, Таможенному союзу она приписывает неприменяемые после создания ЕЭП во взаимной торговле экспортные пошлины. В отношении же проектируемой с Евросоюзом ЗСТ г-жа Тимошенко, наоборот, утверждает, что она «…не предусматривает изъятий из общего таможенного режима». Хотя всем известно, что обсуждаемый в настоящее время проект соглашения предусматривает множество изъятий со стороны ЕС в отношении импортируемых из Украины товаров.

Оно-то как раз и является заведомо неравноправным, что свидетельствует, выражаясь словами Тимошенко, о «безграмотности и бесхребетности» ее собственного руководства, согласившегося на явно дискриминационный для Украины несимметричный подход по формированию ЗСТ с ЕС и пошедшего на чрезмерные односторонние уступки при присоединении Украины к ВТО, которые уже стоили украинским товаропроизводителям (особенно в части АПК) существенных потерь внутреннего рынка и рабочих мест.

Отсутствие содержательных доводов в пользу ЗСТ с ЕС и против участия Украины в ТС Тимошенко подменяет измышлениями и угрозами. Она пытается пугать Януковича и говорит о мифических санкциях со стороны ВТО, что невозможно даже теоретически. Ее министр экономики г-н Терехин даже угрожает выходом Украины из этой организации, демонстрируя элементарное незнание ее правил.

Для тех, кто с ними незнаком, замечу, что ВТО поощряет создание таможенных союзов, и у нее не может возникнуть принципиальных возражений против участия Украины в Таможенном союзе Республики Беларусь, Республики Казахстан и Российской Федерации. Вступление Украины в этот Таможенный союз не противоречит правилам ВТО. Это не значит, разумеется, что у членов ВТО не будет вопросов и претензий. При вступлении в Таможенный союз Украина будет вынуждена повысить свои импортные пошлины до уровня единого таможенного тарифа ТС, который сегодня вдвое превышает украинский. В этом случае государства–члены ВТО, которые сочтут свои интересы ущемленными, объявят о претензиях и создадут рабочую группу внутри ВТО, которая будет их обобщать, оценивая размер ухудшения условий доступа на украинский рынок.

При этом претензии по компенсации этого ухудшения можно будет предъявлять всему ТС. Речь однако не может идти о денежных выплатах или о каком-либо возмещении материального ущерба. Под компенсациями понимаются торговые уступки в форме снижения таможенного тарифа, но теперь уже не отдельно для Украины, а для всего ТС. Переговоры по этому вопросу с членами ВТО все государства-члены Таможенного союза будут вести вместе, и их результаты получат отражение в условиях присоединения к ВТО России, Белоруссии и Казахстана. Это обычный для ВТО вопрос, который, как показывает опыт присоединения к этой организации государств Восточной Европы, решается без политической драматизации в рабочем порядке.

Отсутствие или нежелание понимания предмета Терехин компенсирует петушиными экспромтами, оскорблениями и явной дезинформацией. Рассуждая об «экономических конструкциях», он путает Таможенный союз с Единым экономическим пространством, смешивает фитосанитарный контроль с нетарифным регулированием, сочиняет про квоты во взаимной торговле, которых не может быть в рамках единой таможенной территории.

Для пущей убедительности Терехин пытается продемонстрировать осведомленность в финансовых вопросах ТС, смешивая коэффициенты распределения поступлений от импортных пошлин с соотношением голосов в КТС. Он даже не подозревает, что эти пропорции получены исходя из разных критериев и методик. Если распределение голосов определялось исходя из приблизительного соотношения экономического веса государств, то распределение доходов от взимания импортных пошлин – на основе данных таможенной статистики импорта государств-членов Таможенного союза по базе данных «Комтрейд ООН». Коэффициенты распределения получены как средняя за 2007 и 2008 г.г. доля импорта соответствующего государства в совокупном импорте государств-членов Таможенного союза, взвешенного по ставкам Единого таможенного тарифа.

Еще большую неосведомленность продемонстрировал экс-министр финансов Пинзеник. Не удосужившись ознакомиться с договорно-правовой базой Таможенного союза, он утверждает, что «большая часть полномочий относительно налогового законодательства перейдет от Киева к Москве, как и оперативным решениям относительно Таможенного союза».

На самом деле при уплате сумм налога на добавленную стоимость и акцизов налогоплательщики государств-членов Таможенного союза руководствуются национальным законодательством. Нормативно-правовые документы Таможенного союза не упраздняют взимания косвенных налогов в бюджеты государств-членов Таможенного союза и не противоречат общепринятому принципу однократности, исключающему двойное налогообложение: при экспорте –организации освобождаются от уплаты НДС (либо уплаченные суммы НДС подлежат возврату); при импорте – НДС подлежит уплате в бюджет государства-члена Таможенного союза (по месту постановки на учет налогоплательщика).

Думаю, что приведенный выше анализ доводов евроинтеграторов в отношении ТС исчерпал терпение читателя. Поэтому не рискую его испытывать рассмотрением совсем уж несерьезных аргументов, порожденных сомнительными сравнениями ТС с акционерным обществом или с фронтом противоборствующих сторон.

На языке цифр и объективного анализа евроинтеграторы говорить, по-видимому, совсем разучились. Остается надежда на здравый смысл народа Украины.

Специально для «2000»
Ответственный секретарь Комиссии Таможенного
союза, академик РАН и НАН