СЛЕДЫ ДЖОРДЖА СОРОСА В НАРКОБИЗНЕСЕ

Экономические темы Сенченко Николай Иванович

Кризис на биржах мира вновь привлек внимание общественности к российскому фондовому рынку, на котором заправляли международные спекулянты наподобие небезызвестного Джорджа Сороса. Многим памятно, как н он затеял масштабную игру против английского фунта стерлингов, серьезно поколебав его курс по отношению к немецкой марке. В итоге фунту пришлось покинуть Европейскую валютную систему, по поводу чего официальные лица Европейского Союза выступили с намеками, что спекулировал «меценат» по указанию правительства США. Аналогичные обвинения высказывались также в связи с организацией «филантропом» искусственных финансовых кризисов в странах Азиатско-Тихоокеанского региона и в Гонконге. В частности, премьер-министр Малайзии Махатир Мохамед видит в действиях Сороса политическую подоплеку, а именно месть за то, что в состав АСЕАН была принята Бирма.

По другой версии, однако, причиной гнева финансиста явился разгром бирманской армией бандформирований в провинции Шан, приведший к аресту их лидера Кхун Са, много лет находившегося в международном розыске за руководство наркобизнесом. Между тем, Сорос, по имеющимся данным, уже давно проявляет к проблемам «белой смерти», мягко говоря, нездоровый интерес. Это, так сказать, — третья после «меценатства» и биржевых спекуляций и, по-видимому, главная ипостась интересов поборника «открытого общества».

В колумбийском городе Медельине, прогремевшем в свое время крупнейшим наркокартелем, собиралась группа лиц обсуждать проблему легализации наркотиков. По словам Эйтана Надельмана, директора «Линдерсмитовского центра», спонсировал мероприятие «Фонд политики в области наркотиков» — организация, финансируемая Соросом.

Во всем мире Колумбия прочно ассоциируется с наркобизнесом. Получаемые деньги нуждаются в «отмывании». Здесь-то и всплывает фигура «филантропа». В 1994 году, связанный с Соросом колумбийский клан Гилински, используя финансовые возможности своего банка «Банко Андино», захватил контроль над вторым по величине банком страны «Банко де Коломбиа». Как считает колумбийский криминолог Фабио Кастильо, оба этих банка имеют отношение к «отмыванию» «грязных денег» Калийского наркокартеля. К этой же категории Кастильо относит и самый крупный банк в стране «Банко Ганадеро», 40 процентов акций которого в прошлом году было приобретено испанским «Банко Бильбао Бискайя» — близким деловым партнером принадлежащего Соросу фонда «Квантум» — нового собственника российского холдинга «Связьинвест». В частности, испанский банк совместно с Соросом год назад купил в соседней с Колумбией Венесуэле крупнейший банк «Банко Провинциаль».

Рассматривая проблему «партнерства» наркомафии с финансовыми спекулянтами, нельзя не обратить внимание на связующую роль, которую играют некоторые сотрудники разведслужб США. Как известно, в западной прессе периодически возникают скандалы по поводу причастности американских «рыцарей плаща и кинжала» к организованной преступности. Получая «грязные» доходы, сотрудники разведслужб и наркомафиози сталкиваются с проблемой их легализации. В последние годы ее решение заметно упростилось в связи с появлением такой гигантской «прачечной» «грязных» капиталов, как «демократическая» Россия. И здесь очень кстати пришлись сомнительные финансовые структуры, задача которых — собрать криминальные деньги, направить их на скупку акций, затем провести с акциями серию спекулятивных операций, «скинуть» их, а вырученные средства «отмытыми» направить в ту или иную оффшорную зону.

Любопытно отметить, что порой в оффшорных фирмах наркодоллары «сливаются» с незаконно вывезенными капиталами, имеющими чисто российское происхождение. Как свидетельствуют оперативные данные одного из спецведомств, на основе которых предполагается возбудить уголовное дело, важным центром описанного оффшорного «слияния» является маленькое Великое княжество Лихтенштейн, контролирующее более семи процентов нефтедобычи в России.

Говоря о «лихтеншнейнцах», следует упомянуть об их причастности к управлению сибирской нефтяной компанией «ННГ». Выяснилось, что фактическим собственником этой компании является зарегистрированная в столице Великого герцогства Вадуце оффшорная фирма «Кадет-Анштальт».
В настоящее время правоохранительные органы разбираются, кто за ней стоит: то ли глава «ННГ» Виктор Палий, то ли проявившие себя на «алюминиевом» поприще братья Лев и Михаил Черные, то ли иные экзотические «инвесторы» вкупе с международными «филантропами», а может быть, вся рассматриваемая публика скопом.

Не менее занимательная картина получается и при рассмотрении торговых операций «ННГ». При экспорте нефти из России в качестве перевалочного пункта используется Новороссийск. Для «ННГ» стоимость перевалки, если пользоваться услугами головного холдинга, составляет 2,26 долларов за тонну нефти. Однако «Кадет-Анштальт» предпочитает сторонних экспортеров, чьи услуги обходятся в 4,36 долларов за тонну, а сами цены на нефть занижаются на 10-15 долларов за тонну. В результате только за первое полугодие 1997 года убытки «ННГ» превысили 13 миллионов долларов.

Любопытно, что параллельно на соизмеримые суммы возрастают вклады определенных лиц в банках Лихтенштейна и прочих оффшоров.

Иными словами, наблюдается сращивание отечественного «черного золота», колумбийской «белой смерти» и американских идей «открытого общества», которое не оставляет шанса построить не бандитский, а цивилизованный капитализм. Как бы президенты России не убеждали «дорогих россиян» в обратном, тем более, что никто иной, а сам Ельцин с подачи Чубайса и Немцова подписал указ от 4 ноября №1148, снимающий всякие ограничения на участие иностранных «инвесторов» в приватизации находящихся в федеральной собственности акций нефтяных компаний и открывающий тем самым прямой путь к установлению контроля международного криминалитета над сырьевым комплексом России.

Есть и такой тип финансовых войн — мафиозный. На современном рынке только банки могут организовать международный оборот капитала. Например, сицилийские мафиози доходы, полученные от торговли героином, вкладывают не только в сицилийские банки, но и в ломбардские, швейцарские и американские. Мафиози организуют и собственные «финансовые общества», которые занимаются международной спекуляцией валютой. Они, в частности, завышают импортные цены и снижают экспортные цены на товары, наживаясь на таких операциях.

Любой субъект, имеющий несколько миллионов долларов и способный создать хотя бы один банк на территории государства – объекта воздействия (через подставных лиц) может заниматься финансовыми спекуляциями. Поэтому США и требует от России при вступлении в Всемирное торговое общество разрешить функционирование на территории Российской Федерации иностранных банков. Стратегия известна. Но как это все-таки делается?
Создается стартовый капитал в несколько миллиардов долларов, причем на короткий срок. Потом организуется банк на территории страны (желательно через подставных лиц). Далее — часть суммы обменивается на национальную валюту по курсу «X» единиц за доллар. Затем эта часть вбрасывается на внутренний рынок денег. В ответ возникает нелинейная, что очень важно, инфляция. Суть нелинейности в том, что товар обесценивается не в строгой пропорциональности к росту денежной массы, а в условиях финансовой неустойчивости и нарушения пропорций — гораздо быстрее. Таким образом, обмен доллара теперь уже будет идти по еще более высокому курсу. Но это еще не все.

Вторая часть стартового капитала обменивается на деньги уже по самому новому курсу. Что же получилось? А то, что часть стартового капитала «как бы» выброшена «на ветер», потрачена «ни на что», но это лишь «как бы». Ибо «первые» деньги возвращены с лихвой, поскольку вторая часть капитала пошла на покупку денег, значительно более выгодную. Потому что первая часть выполнила свою тактическую задачу — сбила национальный курс.
Именно в этом ключе действуют «Банк международных расчетов» (БМР) (Bank of International Settlements) и Международный валютный фонд (МВФ). Оба эти учреждения — не что иное, как клиринговые палаты, обслуживающие торговлю наркотиками. БМР может по указанию МВФ подорвать экономику любой страны, искусственно создав условия и средства для быстрого оттока «летучих» капиталов. БМР не признает и не проводит никаких различий между тем, что является «летучими» капиталами, и между тем, что является отмытыми наркоденьгами.

Банк международных расчетов действует по-гангстерски. Если страна не подчиняется грабительской политике МВФ, банк фактически говорит следующее: «Хорошо, тогда мы сломаем вас при помощи огромного количества наркодолларов, которые у нас имеются». Легко понять, почему золото перестало ходить в виде денег и заменено бумажным «долларом» в качестве мировой резервной валюты. Гораздо легче шантажировать страну, имеющую резервы в виде безналичных или бумажных долларов, чем ту страну, которая имеет резервы в золоте.

«Несколько лет назад МВФ устроил встречу в Гонконге, в которой участвовал один из моих коллег, - пишет Джон Колеман. - Он сказал мне, что семинар был посвящен именно этому вопросу. Он информировал меня, что агенты МВФ сказали собравшимся, что они могут буквально вызвать бешеный спрос на валюту любой страны, используя наркодоллары, что спровоцирует резкий отток капитала. Райнер-Гут (Rainer-Gut), представитель банка Credit Suisse и член Комитета 300, сказал, что он предвидит ситуацию, что к концу века национальный кредит и национальное финансирование будут находиться под контролем одной организации. И хотя Райнер-Гут не дал подробных разъяснений, все присутствующие на семинаре знали точно, о чем идет речь» .

От Колумбии до Майами, от «золотого треугольника» до «золотого полумесяца», от Боготы до Франкфурта торговля наркотиками, в особенности торговля героином — это БОЛЬШОЙ БИЗНЕС. Он полностью контролируется сверху донизу несколькими самыми «неприкасаемыми» семьями в мире, и каждая такая семья имеет, по крайней мере, одного члена в Комитете 300 и Джордж Сорос один из них. Это не мелкая торговля на углу, этот бизнес обеспечен большими деньгами и экспертами, чтобы его ход был гладким и беспрепятственным. Механизм, находящийся под контролем Комитета 300, в полной мере обеспечивает это.

Николай Иванович Сенченко