Русский язык — великое достояние всего человечества. На каждое нерусское слово найдется пять русских

НАЧАЛО И ПРОДОЛЖЕНИЕ ТЕМЫ • Русский язык — великое достояние всего человечества.

Факт неисчерпаемого богатства русского языка подтверждается со всей своей убедительной наглядностью

Не только слова, но и звуки, из которых они состоят, имеют свое собственное значение: именно звуки являются теми «атомами» языка, из которого строятся более сложные объекты. Данная идея лежит в основе теории российского исследователя Игоря Лыкина, которую он изложил в своей книге «Корнеслов». «Вполне очевидным было, что звук «А», стоящий в азбуках многих народов первым, имеет значение единицы, начала, точки отсчета, — пишет Лыкин в своей книге. — Самостоятельное значение звука «В» в выражениях вроде «Я вошел в дом»,«В лесу было тихо», «Стрела попала в цель» дает понятие направленности и присутствия внутри.

Звук «И»имеет значение сложения, сочетания, например:«Маша и Даша пошли гулять», «Дайте мне это и то».

Таким образом, согласно теории Игоря Лыкина, для того чтобы дать имя какому-то предмету, т. е. назвать его, необходимо перечислить ряд его важнейших черт, каждой из которых соответствует определенный звук. Причем звуки, обозначающие характеристики объекта, записываются слева направо в порядке увеличения их значимости.

Вот пример из книги Лыкина — слово «рука». Звук «Р» обозначает непрерывное действие, «У» — произвольное, «К» — тяготение к целому, «А» — начало. Вместе получается: «стремление совершать непрерывные, произвольные действия». Или слово «щеколда». «Щ» — перемещение, «Е» — изменение, «К» — тяготение к целому, «О» — определенность, обобщение, «Л» — место, вблизи, «Д» — равномерное следование, «А» — точка отсчета. Вместе: «равномерное действие, место определенного тяготения, неопределенное перемещение».

Понятие «корнеслов», вынесенное в заглавие книги Игоря Лыкина, — это звук, имеющий собственный смысл. Исследователь пишет, что языки индоевропейской семьи происходят от единого праиндоевропейского языка. Основой, с помощью которой языки объединяют в языковые семьи, являются слова и их корни, схожие по звучанию и значению в разных языках. Но, по Лыкину, русский язык построен как раз на корнесловах, а не на корнях праиндоевропейского языка. Отсюда вытекает предположение автора о том, что и сам праиндоевропейский язык был построен на корнесловах. Таким образом, «праиндоевропейский язык по своей основе и строению тождественен русскому языку», делает вывод Игорь Лыкин в своей книге.

В эфире КМ ТV Игорь Леонидович наглядно продемонстрировал, как работает его метод раскладывания слов на звуковые составляющие. Но очевидно, что разработанная им технология позволяет создавать и новые слова, которых сейчас нет в русском языке. Следовательно, если в языке отсутствует какое-то слово, совершенно необязательно прибегать к заимствованиям из иностранной речи. Надо описать предмет, используя наши корнеслова, и получить новое слово.

В частности, Лыкин показал, как можно заменить иностранное слово «бутерброд» русским эквивалентом, созданным по его схеме. Получилось «почай». По мнению исследователя, слово органично вплетается в уже существующую русскую лексику. Более того, возникает естественная ассоциация с «чаем»: ведь бутерброды, как правило, чаем и запивают. Примечательно, что слово «почай» получилось путем описания свойств собственно бутерброда, к «чаю» отношения не имевшего. Т. е. в данном случае не было никакой подгонки под требуемый результат.

Следовательно, теория Лыкина носит не только описательно-объяснительный характер, но также имеет прикладное значение, позволяющее развивать и обогащать наш язык. А ведь не секрет, что наша с вами речь, увы, характеризуется засильем иностранных слов. Сегодня эта проблема стоит крайне остро: мутная волна «демократических» реформ, вновь, как и в былые времена немилосердных экспериментов над языком, принесла в русский язык огромное количество тех же англицизмов — все эти «шопы», «маркеты», «брокеры», «лизинги», «аутсорсинги» и т. п.

Игорь Лыкин считает ложным утверждение, что русскому языку не хватает слов. По его мнению, для того, чтобы уйти от употребления иностранных заимствований, в большинстве случаев даже не требуется создавать новые термины. Игорь Леонидович рассказал, в частности, что выписал около 300 наиболее употребляемых сегодня в русской речи иностранных слов и к каждому иностранному термину нашел не менее пяти русских синонимов. Тезис о богатстве русского языка подтвердился в очередной раз со всей своей убедительной наглядностью.

«Изучение слов — это инструмент для размышления и работы с разумом, — говорит Игорь Лыкин. — Язык вобрал в себя знания древних».