Итоги саммита G8 оставили гнетущее впечатление

Актуальные темы Политическая безопасность Самое интересное

Фактически вводится запрет на серьезное и публичное обсуждение кризисных процессов

Справка KM.RU
«В итоговом заявлении лидеров G8 отчетливо прослеживается мысль о том, что роль основного форума для решения общемировых проблем перешла к «Группе двадцати», следующее заседание которой пройдет в ноябре в Каннах (Франция). «Восьмерка» в очередной раз пообещала оказать «Двадцатке» всемерную поддержку в таких сферах, как реформирование регулирования финансового сектора, снижение волатильности сырьевых цен, укрепление международной валютной системы и развитие международной системы оповещения о различных дисбалансах мировой экономики», – отмечается в комментарии агентства «Финмаркет».

Я уже написал на эту тему два текста и, казалось бы, что тут еще можно обсуждать? Ну да, немножко смешно в итоговой декларации саммита выглядит предложение Каддафи уйти, особенно теперь, когда он получил полную и официальную поддержку племен, т. е. фактически всего народа Ливии. Да, скорее всего, зря Россия согласилась с этим пунктом. Да, любопытная коллизия сложилась с тезисом о возврате Израиля в границы 1967 года, как будто участникам мероприятия не ясно (как и всем остальным, кто задумывался на эту тему хоть на минуту), что это в принципе невозможно, поскольку «возвращаться» будет уже не нынешний Израиль.

Про Россию и ВТО и вовсе смешно, если не считать не очень внятного намека на то, что «последним условием» для России станет успешное посредничество между НАТО и Каддафи в части ухода последнего (и получения политического убежища в России). Если бы я был на месте Каддафи, то согласился бы, но с условием, во-первых, получения гражданства России, во-вторых, права участвовать в президентских выборах и, в-третьих, права взять с собой личную гвардию с оружием и правом его применения в случае наличия угрозы. Посмотрел бы я на G8 в следующем году, когда туда приедет Каддафи в качестве президента России...

Впрочем, это все – выдумки и глумление. Точнее, подготовка к серьезному разговору. Потому что дальше я буду не фантазировать, а просто приведу цитату из этой самой итоговой декларации: «Мировое восстановление набирает силу и становится более самостоятельным. Однако риски все же остаются, внутренний и внешний дисбалансы по-прежнему вызывают озабоченность».

Я считаю, что любой нормальный человек, прочитав эту фразу, должен реагировать на нее примерно так же, как и на вышеприведенные фантазии о роли Каддафи в истории России. Я лично, прочитав ее, решил, что надо мной откровенно глумятся. Какое такое «восстановление», когда речь идет о постоянном ухудшении ситуации, когда долговой кризис нависает над всем миром, когда совокупный спрос продолжает валиться?! Да и, собственно, вчерашние данные по рынку недвижимости США тоже не впечатляют: «Согласно представленному отчету, индекс подписанных договоров о продаже жилья на вторичном рынке с учетом коррекции на сезонные колебания в апреле упал на 11,6% по сравнению с предыдущим месяцем и составил 81,9. Мартовский показатель был пересмотрен в сторону понижения – до 92,6, тогда как ранее сообщалось о том, что он составил 94,1. Экономисты, опрошенные Dow Jones Newswires, прогнозировали падение индекса в апреле на 2%».

Когда я писал свои предыдущие статьи на тему этого саммита, то имел в виду, что тему кризиса участники затушуют и не будут привлекать к ней внимание. Так, в общем, и произошло... но кто их заставлял писать такую глупость, как «восстановление набирает силу»? Кому они вешают лапшу на уши? Рядовым избирателям? Но те не читают ни материалы саммита, ни даже комментарии к ним: это для них слишком сложно. А те, кто пытаются разобраться, не могут не видеть откровенного вранья.

В общем, я даже теряюсь. Если в случае с Каддафи все ясно – была сделана попытка отобрать у слабого сладкий пряник (неважно даже, какой), которая просто не удалась, и, рано или поздно, это придется признать и заплатить за ошибку, то что делать с экономикой? Тут не просто нет рецептов, но и невозможно даже обсудить ситуацию более или менее серьезно! Приведенная выше фраза из итоговой декларации фактически означает запрет на сколько-нибудь серьезное и публичное обсуждение кризисных процессов, а сидящий под домашним арестом и угрозой многолетнего срока Стросс-Кан – зримый пример того, что будет с нарушителями этого запрета.

Остается, собственно, только один вопрос: а не может ли так быть, что на самом деле лидеры G7 (напомним, что президент России в экономические тонкости не посвящается) говорили о кризисе, но просто пока не считают необходимым донести это до общественности? Мне это представляется почти невозможным. Дело в том, что в процессе принимает участие слишком много народу, и в такой ситуации сохранить что-либо в тайне практически невозможно.

Мне, конечно, тут же напомнят о совещании у Джона Пирпонта Моргана на острове Джекил, по итогам которого родилась Федеральная резервная система США, и о котором никто не знал очень долго, но тут я не соглашусь. Дело в том, что, во-первых, о том совещании многие знали, но они были единомышленниками и не рассказывали о нем «чужим». А сегодня никакого единомыслия нет и быть не может. Во-вторых, даже тогда можно было вычислить логику действий, а вот как раз ее-то и не просматривается в действиях денежных властей крупнейших в экономическом отношении стран мира. Та же ФРС стоит обеими ногами на двух все более разъезжающихся льдинах, и совершенно не видно, как можно было бы эти льдины свести.

Наконец, в-третьих: тогда предел роста системы вовсе не был достигнут, а сейчас мы понимаем (понимают ли это лидеры стран G7, в общем, не самый принципиальный вопрос), что потенциала для роста практически нет. И поэтому негативные перспективы практически неизбежны, и те, для которых это становится очевидным, молчать не обязаны.

В общем, и сам саммит, и его официальные итоги лично на меня произвели гнетущее впечатление. А читатели пусть решают сами.

Михаил Хазин