Интервью с раввином Игаэлем Львовичем Йегуди в газете "Звязда" от 29 ноября 2011 г. Перевод с белорусского

Переход на страницу раввина

Раввин Игаэл Йегуди: "В поддержке избранного Беларусью пути я вижу важный духовный императив"

Международная конференция, посвящённая православно-католическому диалогу закончилась необычным круглым столом – с участников представителей иудаизма и ислама.
От имени ортодоксального иудаизма с призывом сотрудничества в защите общих для восточнославянских христиан и иудеев духовных ценностей выступил раввин Игаэл Йегуди. "Звязда" решила познакомится поближе с этим человеком, который не так давно вернулся из Израиля на Беларусь, где родился и вырос. Прожив за рубежом 30 лет, наш собеседник называет Беларусь уникальной страной, а белорусов – уникальным народом. И считает своим долгом поддерживать всё то лучшее, что его родина сумела сохранить.

В. Вы родились в Минске, а в 19 лет переехали жить в Израиль. Какой багаж Вы взяли с собой из Беларуси?
О. Тут я получил хорошее образование и с ним – тягу к знаниям. А ещё я вёз с собой белорусский взгляд на мир – позитивный и доброжелательный, и любовь к белорусской культуре и языку. С таким багажом и поехал.
С воинствующим атеизмом советской власти я жить не мог. Советский Союз покидал с уверенностью, что это единственно правильное решение. Но Беларусь навсегда осталась для меня родной. С детства любил белорусский язык.

В. Как вы его изучили?
О. О, тут имело место позорное явление, подобного которому не было ни в одной советской республике. Ученики школы, не рождённые здесь, освобождались от изучения белорусского языка. Мне это право перешло "по наследству" от моей старшей сестры. Мы учились в 24-ой минской школе, которую посещали в основном дети столичной элиты. Из 30 учеников класса на уроках белорусского языка оставалось 10. Преподавала нам пожилая учительница Фрида Ароновна, которая очень красиво говорила по-белорусски, к тому же – понятно, в каком народе она была рождена. И вот я, из солидарности с обоими народами, всегда оставался на ее уроках. С той поры белорусский язык и литература увлекли меня. В Израиле я сохранял культурную связь с Беларусью, получал выходившие на эмиграции книги, которые в БССР не издавались: Алесь Гарун, полное собрание Янки Купалы, издания Института белорусской культуры…

В. Сколько лет вы прожили в Израиле?
О. Почти всю жизнь – 30 лет. Уезжая, думал, что навсегда. Во-первых, никто ведь не знал, что Советского Союза не будет. Во-вторых, невозможно было предугадать, как изменится тут религиозная жизнь. В Израиле у меня была семья, но произошла трагедия – семья распалась. Потому и вернулся. Вернулся туда, где у меня оставались родные. Но меня всё время волновало происходящее в Беларуси. Особенно последние 15–17 лет. С 2006 года приезжал ежегодно, а приехав в 2006 был приятно удивлён: спустя 17 лет после моего приезда в 1989 году, и после всего, что творилось тут (а я хорошо обо всём знал) в начале 90-х годов – увидел чудесную, красивую, аккуратную страну, спокойных доброжелательных людей – и на улицах, и в госучреждениях.
В Израиле, к сожалению, за последние 20 лет общество двигалось от человеческих понятий к звериному капитализму. Это отражается на человеческих отношениях, и на взаимоотношениях между различными группами населения.

В. Не судьба ли это любого общества?
О. Беларусь сумела поплыть против течения, противостоять тенденции озверения. Каждый народ, каждая страна – имеют свой особый путь. Нигде на свете нет ни капитализма, ни социализма в чистом виде. Это лишь лозунги. Но когда начинают выполнять определённый лозунг, идти против всего, что лозунгу не соответствует – тогда человеческие понятия ослабевают. Лозунги не отражают общество в действительности. И тот путь, которым пошла Беларусь – мне представляется очень привлекательным.

В. Какие Ваши впечатления от положения дел в области религии сегодня в Беларуси?
О. Конфессиональная раскладка в Беларуси интересна и своеобразна. Внутри одной белорусской нации существуют различные конфессии. Есть православные белорусы, белорусы-католики и белорусы-протестанты. Люди тут не рождаются в определённом вероисповедании, подобно тому как, например, всякий русский считает себя православным – даже если он ничего не знает о православной вере, о том, какие обязательства она накладывает. В моём народе такое же восприятие религии. А вот белорус не назовётся католиком или православным, если он не имеет никакого отношения к реальной религиозной жизни. Это интересная особенность, которую сами белорусы, быть может, и не осознают. Возможно, поэтому в белорусском обществе уважительное отношение к религии. К верующим – неважно, какого вероисповедания – относятся с глубоким уважением. Вот, например, ко мне не раз обращаются с просьбой: "Батюшка, благословите!" Отвечаю:"Не батюшка я, а раввин, еврей-раввин". – "Всё равно – благословите!" Почему бы и нет? Говорю: "Желаю здоровья, побольше детей – пусть Б-г помогает!"
Кстати, отношения между людьми разных вероисповеданий – тоже весьма дружелюбные. Очень приятная атмосфера, но те, кто всё время здесь живёт – вряд ли может это ощутить. Так же как белорусы мало обращают внимание на то, какая прекрасная у них в стране питьевая вода.

В. На визитке написано, что Вы – раввин, но Вы говорите, что не занимаете раввинской должности. Что это означает, и кто сегодня называется раввином?
О. Объясню на израильском контексте, кого называют раввином. Во-первых, там словом "рав" величают любого религиозного еврея, который занимает какую-либо важную должность. Например, всех депутатов Кнессета от религиозных партий называют раввинами, хотя далеко не все они соответствуют такому титулу. Раввинами также назыают всех, кто имеет должность в учреждениях раввината. В еврейском же народе испокон века называли словом "рав" или "рэбэ" тех, кто связан с религиозными отправлениями – например, выполняющих обрезание новорожденных, или тех, кто осуществляет кошерный забой скота, или тех, кто учит детей Торе.
Наконец – собственно раввином называется человек, получивший свидетельство "смиха" (рукоположение) от других раввинов в том, что он может в определённых пределах указывать другим евреям закон Торы. Раввин – это не сан. У евреев нет священнослужителей. Священнослужители были в Храме, но Храма нет уже 2 тысячи лет. Раввин – это определённый статус человека, знающего Законы Торы.
Кроме того, раввин – это тот человек, который возглавляет религиозное учебное заведение или общину. Само собой понятно, что такой человек будет иметь раввинскую "смиху".

В. Смиха имеет какое-то документальное подтверждение?
О. Да, как правило, это текст, подписанный известными раввинами. В разных странах этот документ не идентичен. Есть и особый текст, подтверждающий право раввина заседать в раввинском суде – это уже особый уровень знаний.
Я имею соответствующее образование и т.н. обычную раввинскую смиху, а раввинской должности не занимаю. В Израиле я работал в системе раввината, раввинской должности официально не занимал, но выполнял добровольно функции раввина среди горских евреев того места, где я жил. Смиху же я получил за год до моего возвращения в Беларусь.

В. А чем Вы вообще интересуетесь?
О. Меня всегда интересовала история разных общин моего народа и еврейские языки. Много лет я разрабатываю исследование про этнические корни и пути расселения евреев на землях Беларуси и Украины. Пришёл к неожиданному выводу: основная масса евреев, исторически живших на землях Беларуси и Украины – это потомки вавилонской диаспоры, а не тех, кто пришёл сюда из Западной Европы, как принято считать. Таким образом, можно сказать, что евреи живут на территории Беларуси не 400 и не 600 лет, а минимум 1000. Они поселились на этих землях в период формирования восточнославянских народов.
Однако больше, чем история – меня последние два года интересует общественная жизнь Беларуси. Я восхищаюсь тем, как народ делает попытку пойти своим особым путём, достойным и осмысленным; и потрясён дикой злобой, которую эта попытка вызывает со всех сторон, где не хотят, чтобы Беларусь стала примером для других народов.
Если говорить с религиозной точки зрения – белорусы стремятся идти путём Творца, путём Б-жьих законов, наперекор тому, что пытается навязать секуляристкий диктат.

В.Что Вы называете путём Творца?
О. Примат абсолютных ценностей идентичен – более или мене – во всех авраамических религиях. В них во всех существуют понятия милосердии, взаимопомощи, человечности, святости брака и деторождения. Признание этих ценностей и являет собой принципы социального общества. Когда право на нормальную жизнь имеют не только те, с кем сила и деньги.
Непрерывные нападки извне на Беларусь, на народную власть – направлены именно против этих ценностей. Эти нападки рассчитаны на то, что человеку всегда хочется жить лучше, чем он живёт. Он не задумывается о том, как при кризисе и росте цен государство продолжает заботиться о нём, работодатель не выкидывает на улицу, сохраняется дешёвый проезд на транспорте, дешёвый хлеб, бесплатное образование, личная безопасность. Бизнесмены тоже могут тут вести дела не опасаясь рекетиров… Но всё это труднее осмыслить, чем поверить тем, кто сулит лучшую жизнь.
Кстати, подход ортодоксального еврейства в этом плане состоит в следующем: если существует сходная вероятность того, что станет лучше или хуже – не меняй положения дел, чтобы исключить второй вариант.

В. Что ждёт, на Ваш взгляд, Беларусь в дальнейшем?
О. Мы не можем наперёд знать результаты. Человек – хозяин лишь своего выбора, а произойдёт в конечном счёте то, на что будет Б-жья воля. Но считаю, что честные люди должны поддержать избранное Беларусью направление. Это не означает полное согласие во всём. Пестрота мнений не исключает поддержку в главном. Мне также не всё нравится – например, меня не удовлетворяет сегодняшнее положение белорусского языка. Также считаю, что в воспитании молодого поколения, в деятельности социальных служб, в профилактике абортов должно быть предоставлено больше места религиозным организациям. Это вот мои замечания, которые не исключают поддержку в целом.
Не знаю, что будет, но считаю обязанностью каждого на своём месте делать всё возможное, чтобы сохранить всё лучшее, что имеет Беларусь.

В. Как Вы прокомментируете открытое письмо раввина Бенинсона к Президенту США, которое в начале осени было опубликовано в газете "Беларусь сегодня"?
О. Раввин Бенинсон является духовным лицом, он оценивает происходящее как раз с религиозных позиций, исходя из абсолютных ценностей. В отличие от меня, он никогда ранее не жил в Беларуси, и на него произвело глубокое впечатление увиденное здесь. Нет больше таких стран на свете. Нет другого такого народа – в смысле позитивной атмосферы, взаимоотношений в обществе, и в частности – того, как религиозные евреи чувствуют себя среди людей на улице. Вместе с тем, он видит искажённую информацию, откровенную ложь про Беларусь, которые преподносятся мировыми СМИ.
И вот диво: в Интернет-пространстве поднялась почему-то грязная волна против раввина. А почему бы авторам не начать "гнать волну" против тех, которые отрицают геноцид евреев во второй мировой войне, или стремятся обелять убийц-коллабрационистов, в Беларуси и в соседних странах?
Письмо раввина Бенинсона я рассматриваю как голос совести. Ортодоксальная еврейская религия имеет абсолютно точные принципы. Не только в отношении обязанностей, которые она накладывает на верующих, но и в отношении общественных событий. Раввин Бенинсон точно выразил отношение ортодоксальной еврейской религии к тому, что происходит в Беларуси и вокруг неё на свете.
Вместе с тем, есть разные люди, которые считают себя евреями (или являются ими по происхождению) и находят возможным высказывать мнения от имени евреев. Однако это – лишь их личные мнения, на которые они, конечно, имеют право – но не имеют ни права выдавать их за мнение всех евреев, ни оспаривать мнение раввина. Вести дискуссию с ортодоксальным раввином по вопросам, касающимся еврейской религиозной веры, может только ортодоксальный раввин.

Беседовала Ольга Медведева. "