Гюнтер Грасс и борцы с антисемитизмом

Влад Ривлин – независимый историк и публицист Израиля

Ривлин Влад

Я помню, какой шок у нас вызвал фильм Фо́лькера Шлёндорфа 'Жестяной барабан' по роману Гюнтера Грасса. Мы увидели этот фильм во времена 'Перестройки'.

В нашей компании тогда были люди разных возрастов и самых разных профессий: студенты, преподаватели, инженеры, рабочие... Всех нас сплотила в то время любовь к книгам и стремление вырваться за надоевшие до одури идеологические границы. Мы собирались вместе, чтобы поделиться впечатлениями от шедевров мирового кино и мыслями от прочитанных книг, ранее недоступных простым смертным. Во время таких обсуждений высказывались иногда совершенно неожиданные мысли, мы обогащали друг друга новыми впечатлениями, знаниями и просто помогали друг другу увидеть привычные вещи по-новому.

Были на наших встречах монологи, лекции и споры. А тут мы, собравшись вместе после просмотра фильма, долго молчали. Фильм потряс всех. И я до сих пор помню тот эмоциональный шок и восхищение, с которым каждый из нас не спешил расставаться в тот вечер, после которого я не расстаюсь с книгами гениального немецкого писателя Гюнтера Грасса - совести Германии, как его называют на Родине.

И вот я узнаю из новостей, что израильский министр иностранных дел Авигдор Либерман потребовал от нобелевского комитета лишить Грасса высокой награды, а его коллега - министр внутренних дел Эли Ишай - запретил писателю въезд в Израиль. Поводом послужило стихотворение Грасса, в котором оба министра увидели антисемитизм.

Приятно узнать, что один министр так хорошо разбирается в вопросах поэзии и литературы, а другой так самоотверженно готов бороться с расизмом во всех его проявлениях. Но лично я в стихотворении Гюнтера Грасса ничего антисемитского не заметил. Великий писатель позволил себе высказать вслух мысль о необходимости равенства всех стран и народов, в том числе и в вопросах атомной энергии и вооружений. Что в этом крамольного?!

Возможно, для наших далёких потомков равенство будет чем-то само собой разумеющимся.
Но сегодня почему-то вполне естественной считается ситуация, при которой одни страны решают, что можно, а чего нельзя другим. А с какой стати?! Потому что те, кому нельзя, не соответствуют представлениям тех, кому можно, о демократии и миролюбии?!

Апологеты европейского колониализма традиционно делили культуры, а соответственно и народы, на передовые и отсталые, и, похоже, нашли своё новое выражение в демократических стандартах.

Чем более определённая страна соответствует американским либеральным меркам, тем более она считается передовой и, соответственно, тем больше ей позволено, наоборот...
Но не является ли подобное деление на развитых и примитивных, передовых и отсталых, а если называть вещи своими именами, то попросту, на высших и низших, свидетельством определённых изъянов в мышлении и морали самих классификаторов?!

Гюнтер Грасс как раз не делает различия между народами и странами. Культура - это видение мира, оно у всех разное. Соответственно, разный и уклад жизни.

Но разный уклад жизни, разное политическое устройство вовсе не означают, что одним что-то позволено, а другим - нет. И если уж ставить под международный контроль ядерную программу Ирана или Кореи, то почему аналогичному контролю не подлежат ядерные программы США, Британии или Израиля?

В последние годы достаточно много говорится об исламской угрозе. Но до сих пор что-то не теократический режим в Иране и не Северная Корея стали причиной многочисленных жертв среди мирного населения в Югославии, Афганистане, Ираке и вот теперь в Ливии. А что касается антисемитизма, то, на мой взгляд, израильским министрам следовало бы прежде всего позаботиться о своих согражданах, чтобы обеспечить им достойную жизнь - например, пережившим Катастрофу и живущим за чертой бедности. Таких в Израиле ни много ни мало, а сорок процентов от общего числа израильтян, переживших Холокост (по данным доктора Дженни Бродски и профессора Серджио де ла Пергола из Еврейского университета; исследование проводилось в 2005 году, но проблема существует до сих пор).

Пусть позаботятся об израильтянах, которые живут за чертой бедности или у самой этой черты, каковых, по данным общественной организации 'Латет' около 1.7 миллиона(http://nashe.orbita.co.il/blogs/economy/25886). Причём среди них немало семей, в которых работают и муж, и жена.

Тут вполне уместно вспомнить об иммигрантах из бывшего СССР: учёных, врачах, учителях, инженерах, многие из которых имели кроме высшего образования опыт работы в науке и на производстве, на предприятиях такого масштаба и уровня, о которых Израилю и до сих пор можно только мечтать, и которые на своей исторической родине нашли лишь неквалифицированную, низкооплачиваемую работу, задавлены ипотеками и ссудами и еле сводят концы с концами, без всякой надежды на лучшее будущее.

Или вспомнить хотя бы о детях этих людей, многие из которых в отличие от своих родителей не получили даже аттестата зрелости.

А заодно вспомнили бы о стариках из числа новых граждан страны, которые, отработав в Израиле по пятнадцать-двадцать лет, так и не заслужили хотя бы минимальной пенсии.

К месту будет вспомнить и о судьбе восточных евреев, выходцев из Северной Африки, которым в Израиле тоже пришлось, мягко говоря, не сладко.

И еще... В советские времена по поводу своей национальности можно было услышать много 'интересного'. Главным образом, на улице или где-нибудь на коммунальной кухне, или в коридоре коммуналки. Но ни один государственный чиновник, не говоря уже о правительстве, ни даже самая мелкая сошка в партийной иерархии, ни один кадровый журналист не позволяли себе в открытую делать какие-либо обобщения в адрес той или иной национальности. Потому что подобные обобщения, сделанные вслух мгновенно закончились бы для партийного босса или журналиста в лучшем случае окончанием карьеры.

Здесь же, в Израиле, делать подобные обобщения в адрес целой этнической общности с трибуны парламента, на страницах газет, с экранов телевизора и из министерских кабинетов считается в порядке вещей. Никто не думает даже извиняться. И это, видимо, считается демократией.

Но стоит кому-то за границей высказать критическое замечание в адрес Израиля или евреев, как все наши политики и журналисты дружно встают на борьбу с антисемитизмом.
Может не там антисемитов ищут?..