В России не будет правосудия, пока не будет суда над Горбачевым

Актуальные темы Политическая безопасность Самое интересное
Черняховский Сергей

Справка KM.RU
В своей статье «Итак, народный референдум!», опубликованной в «Новой газете» 27.01.12, М.Горбачев, в частности, пишет: «Придерживаясь буквы и духа основ конституционного строя, нужно направить усилия на изменение сложившейся структуры властных отношений. Конституция 1993 года принималась в условиях яростной борьбы исполнительной власти в лице президента Ельцина с законодательной, представленной Верховным Советом. Победившая исполнительная власть продиктовала общую конструкцию властной структуры — демократическую по форме и авторитарную по сути, наделив президентскую власть фактически неограниченными полномочиями. Было бы наивно полагать, что страна с длительной традицией самодержавного и авторитарного правления (и мышления) может сразу, одним махом выйти на политическую систему, отвечающую всем требованиям парламентской демократии. Но к этому надо стремиться, если мы всерьез заинтересованы в политической модернизации».

Капитан итальянского круизного лайнера Costa Concordia Франческо Скеттино был арестован на второй день после крушения корабля в январе этого года. Итогом капитанства Скеттино стала катастрофа, материальный и моральный ущерб для нескольких тысяч человек, гибель 17 пассажиров, согласно официальной информации, и исчезновение еще 15 человек, которые пока числятся пропавшими без вести. Скеттино обвиняют в непредумышленном убийстве, бегстве с борта судна и самой аварии. По свидетельствам экспертов и очевидцев, судно отклонилось от курса и опасно приблизилось к берегу (первоначально Скеттино признался на следствии, что хотел поприветствовать своего знакомого, проживающего на острове, однако потом изменил показания), капитан после аварии запаниковал, долго не мог принять решение об эвакуации и покинул судно одним из первых. Его будут судить.

Александр Островский, капитан теплохода «Булгария», затонувшего в акватории Куйбышевского водохранилища в июле прошлого года, погиб во время катастрофы (всего жертвами крушения судна стали, по официальным данным, 122 человека), но уголовные дела возбуждены в отношении субарендатора теплохода, эксперта Речного регистра, выдавшего разрешение на эксплуатацию судна в 2011 году, капитанов двух проходивших мимо кораблей, которым вменяется в вину неоказание помощи пассажирам «Булгарии» (один из капитанов уже признан судом виновным и приговорен к штрафу), начальника отдела Ространснадзора и одного из инспекторов Ространснадзора. Кого-то из них, повторим, уже судили, кого-то еще будут судить. Осудят или не осудят, но будут судить.

Михаил Горбачев, бывший Генсек ЦК КПСС и Президент СССР, на днях выступил в «Новой газете» (совладельцем которой он является) с серией претензий к существующей в России политической системе и предложениями по ее слому. В частности, Горбачев призывает провести референдум и ликвидировать «самодержавие». Он призывает, советует и рекомендует. Дело даже не в том, что именно. И не в том, какие есть недостатки у этой самой системы, против которой он выступает.

Дело в том, что человек, так или иначе приведший огромную страну к катастрофе, имеет возможность и бестактность советовать другой системе, как совершенствоваться. Есть и еще более простой и очевидный вопрос, который, видимо, очевиден настолько, что никому не приходит в голову его озвучить. Почему капитаны, ставшие в той или иной степени виновниками гибели своих кораблей и пассажиров, арестовываются и идут под суд? Потому что капитан не может не отвечать за гибель доверенного ему судна, на то он и капитан. А почему руководитель государства, приведший его к катастрофе, в данном случае – Горбачев, остается на свободе и перед судом не предстает? Непонятно.

Безусловно, есть разница между «Булгарией» и Costa Concordia, с одной стороны, и государством, с другой. Например, материально и морально в результате крушения итальянского судна пострадали, как сообщается, 4 200 человек, погибли около двадцати. В ходе распада СССР, в ходе конфликтов, ставших прямым следствием его распада, погибли, по разным оценкам, от полумиллиона до миллиона человек, пострадали в той или иной степени десятки, если не сотни миллионов человек. За гибель 17 человек судят, за гибель 122 – тоже, а за миллион – нет.

Возьмем саму мягкую из возможных формулировку обвинения: «Обвиняется в непредумышленном убийстве 500 тысяч человек»… Произнесите и вдумайтесь, о каком наказании здесь должна идти речь.

От частью нелепых, частью – глупых, частью – просто неграмотных решений и действий, которые исходили от Горбачева, наверное, кто-то выиграл или считает, что выиграл. Большинство – проиграли, о чем свидетельствуют результаты практически всех социологических опросов на эту тему. Горбачев говорит, что он не виноват. Что он хотел как лучше. И вообще, что все получилось в целом хорошо. А если бы он начал заново, то было бы еще лучше. Поэтому, наверное, он сегодня и дает советы России: хочется попробовать еще раз.

Вообще-то, это примерно то же самое, как если бы упомянутый Скеттини сказал, что потопил Costa Concordia из заботы о пассажирах, поскольку теплоход был устаревший и плавание на нем могло привести к гибели всех находившихся на борту, а не «каких-то» двух-трех десятков. Как оценивать действия того или иного капитана – это уже вопросы для рассмотрения в суде. Скеттини, как было сказано, ожидает суд.

Почему суд не ожидает Горбачева? Как ни относись к его персоне, взглядам, идеям, нельзя игнорировать факт: «корабль» потерпел крушение и затонул. Погибло, по разным оценкам, от 500 тысяч до 1 миллиона - это только прямые потери. «Капитан», кстати, сбежал с «корабля», выговорив себе безбедное существование. Суд должен быть только по самому этому факту. Может быть, суд оправдает Горбачева. Хотя это было бы надругательством над миллионами пострадавших и погибших. Но допустим, что оправдает. Но для начала должен быть суд. Открытый и публичный. С приглашением свидетелей, тех, кто пострадал, и родственников тех, кто погиб.

Когда чья-либо машина сбивает пешехода, когда в ресторане взрывается баллон с газом, когда сгорает школа или больница, когда в казарме вешается солдат, открывается уголовное дело, ведется следствие и водитель, директор, владелец, ротный идут под суд. Они не идут туда только в том случае, когда их кто-то «крышует» и выгораживает, когда сам статус, высокое положение, большие связи или большие деньги избавляют виновника от необходимости отвечать в суде, что в нашей жизни бывает не так уж редко.

Что происходит в случае с Горбачевым? Был руководителем страны, в стране произошла колоссальная катастрофа. Почему бывший руководитель на свободе? Почему не было суда?

На мой взгляд, все последующие беды нашей страны – от безнаказанности тех, кто ее возглавлял тогда, в эпоху Горбачева. Потому что это дало основание другим думать: «Можно». Можно устроить стране катастрофу и за свои действия не отвечать. Можно творить, что на душу ляжет, а потом жить, продавая воспоминания, как ты это творил.

В Англии правители обрели ответственность, когда одному из них отрубили голову, а другого изгнали. Во Франции – после того, как одного гильотинировали вместе с королевой, а изгнали – двоих. Дисциплинирует.

За плоды своего правления нужно отвечать, как и капитану – за свои действия на корабле.

Итоги правления нужно подводить. Может быть – в форме отчета перед следственной комиссией, может быть – на референдуме. Но если принято решение, что страна оставлена в положении, худшем, чем была принята (не говоря уж о том, что она оказалась разрушена) – под суд. И там будет решаться, виноват ты в том, что стало плохо, или, напротив, смягчил удар обстоятельств, кризиса, планетарной катастрофы и т. п. Но если есть катастрофа – должен быть подсудимый.

Существует точка зрения, что подобная ответственность излишняя, что отвечать человек должен, но - исключительно политически, что если итоги его руководства неутешительны, граждане накажут его тем, что больше не переизберут и тем самым поставят оценку его руководству.

Но, во-первых, в условиях того же ограничения правления числом сроков получится, что если в течение первого срока о своей ответственности еще думать нужно, то в течение второго можно творить что угодно: все равно ведь больше не избираться.

Во-вторых, при «наказании неизбранием» получится, что все наказание сведется лишь к тому, что конкретный руководитель больше не будет наносить вред стране. Но ведь вред-то уже нанесен, и тот, кто придет вслед за тобой, может смело пойти этим же путем: это же так интересно - четыре или шесть лет поэкспериментировать в таких-то масштабах. Попользоваться благами власти. Полетать по миру и познакомиться с хозяевами мира. А потом купить замок в Германии или Ирландии и рекламировать там пиво или пиццу. Все будут узнавать, брать интервью и приглашать на торжества.

Быть гражданином – это не закатывать истерики на площадях. Нельзя стать гражданином, не осудив преступника, надругавшегося над твоей страной. Кто-то еще жалуется, что в России нет уважения к праву!.. Его и не будет, пока Горбачев не будет привлечен к суду. И те, кто разделяет с ним вину за катастрофу СССР. И те, кто правил страной в 90-е годы. И те, кто готовит переворот и возврат в них сегодня.

Суд над ними и, в первую очередь – над Горбачевым, – это нравственное очищение страны, ее освобождение от отягощения злом, надежда и право на ее возрождение. И установление на будущее планки ответственности. Чтобы каждый новый правитель знал: за свои действия, от которых пострадают сограждане, условно говоря, «пассажиры твоего корабля», придется отвечать.