КАКИМИ БЫЛИ ВЗАИМООТНОШЕНИЯ МЕЖДУ БУЛЬБОВЦАМИ И БАНДЕРОВЦАМИ

Актуальные темы Политическая безопасность Самое интересное

РМУ продолжает публикацию работ талантливого западноукраинского историка В.И. Масловского. В этой главе речь идет об УПА «Полесская Сечь», ее лидере Тарасе Бульбе-Боровцу и их взаимоотношениях с бандеровцами.

Виталий Иванович Масловский

Какими были взаимоотношения между бульбовцами и бандеровцами

Ответ на этот вопрос дает сам атаман "Бульба"-Боровец в своей книге. Достаточно рельефно и политически определенно он характеризует раскол в ОУН, который случился в начале 1940 г.:

"В результате раскола у полковника Мельника остался верховный и средний ведущий элемент организационных кадров, а группа Бандеры завладела низовыми клетками организации. Таким образом, создались две организации. Одной оторваны руки и ноги, а второй недоставало председателя". [9]

Особенного внимания заслуживает характеристика и оценка атаманом "Бульбой" "Акта 30 июня 1941-го", осуществленного бандеровцами во Львове. Атаман, как известно, не был принципиальным политическим оппонентом ни ОУН-мельниковцев, ни ОУН-бандеровцев. Некоторые националистические авторы пытаются показать его даже почитателем политической платформы Бандеры. Но это категорически не так. Как же тогда понимать то, что "Бульба"-Боровец прикладывает столько усилий к всестороннему разоблачению Бандеры и бандеровщины, хоть сам со своей политической практикой ничем особенным не отличался от кровавой практики бандеровцев? И как понимать то, что бандеровцы насильственными методами ликвидировали вооруженные формирования атамана?

В своей книге Боровец замечает, что в одно время с эйфорическим провозглашением "Акта 30-го июня 1941 года" бандеровцы распространяют ("пустили в массовое обращение") копию другого документа под названием "Акт консолидации украинских политических сил" (очевидно, имеется в виду документ Украинского националистического комитета (УНК), принятого 22 июня в 1941 г. в Kpaкове, который "Бульба" воспринимал как бандеровский, и отмечает, что этот документ был "подтасован к общим событиям.. с большим мастерством").

Впечатление от "Акта 30 июня" у Боровца незаурядное:

"В действительности акт провозглашения нового государства под прикрытием немецкой армии да еще с участием немецких офицеров и других высоких правительственных чиновников, с приветственными телеграммами Стецько - Бандера - Гитлер и т. п. указывал на то, что его политический провод как будущее правительство Украины под немецким протекторатом договорилось по этому такому важному делу с немецким правительством и имеет задание представлять Украину под немецким правительством". При этом атаман иронизирует: "Насколько настоящие два акта и их начальные последствия были убедительны, свидетельствует тот факт, что "государство" господина Бандеры в первых днях благословит архипастырскими посланиями даже такой политически грамотный человек, как князь Украинской греко-католической церкви митрополит граф Андрей Шептицкий".

Дальше же "Бульба"-Боровец отмечал:

"Как раз наибольшей жертвой обмана актом "консолидации" сделан митрополит Шептицкий. Он благословил "государство" господина Бандеры только потому, что его явно обманывал подвластный ему духовник отец доктор Гриньох и сам "премьер-министр" Ярослав Стецько. Они в 4 час. утра в 30.06.1941 г. появились у митрополита Шептицкого как специальная делегация от С. Бандеры, где заявили, что они действуют на основании консолидационного соглашения со всеми политическими партиями и что "Украинский национальный комитет" поручил им провозгласить создание украинского независимого государства. В тот же день к митрополиту Шептицкому явилась делегация немецких офицеров в лице Ганса Коха и зондерфюрера Кайта, которые заявили митрополиту, что местная команда немецкой армии не имеет никаких предубеждений против провозглашения акта создания украинского независимого государства".

Что же касается Ганса Коха, представителя Абвера в так называемых "украинских делах", то здесь атаман серьезно ошибался, потому что позиция этого "знатока украинских дел" хорошо известна: не имея никаких указаний относительно этого вопроса со стороны руководства Абвера и вермахта,
он, понятно, не мог что-то декларировать от своего имени.

Достаточно интересны замечания Боровца относительно самого "Акта 30 июня 1941-го":

Какие же позитивные и негативные моменты "государственного акта" Бандеры?

1. Акт в 30.06.41 г. официально напомнил широкому миру, что в Украине бурлит воля к своей суверенной государственности.

2. Акт пытался направить эту волю в должным образом организованное русло.

3. Акт является исторически доказательным документом, который навеки засвидетельствовал, что Украина в 1941 году официально соревновалась за свое суверенное государство.

Так, по крайней мере, объясняют настоящий акт его авторы. А теперь посмотрим на его другие моменты:

1. Акт не был волеизъявлением всего украинского народа через репрезентативно-парламентские органы. Он был наспех провозглашен несколькими случайными людьми. По этим причинам это не акт национально-государственной политики, а самозваная диверсия и явная атаманщина.

2.Люди, провозгласившие настоящий акт автоматически аннулировали Четвертый Универсал Украинской Рады от 22.01.1918 года, которым была провозглашена и утверждена Украинская Народная Республика.

3. Даже, исходя из положения авторов, настоящий акт не может иметь ни политически-дипломатической, ни революционной законности, потому что он был провозглашен на шттыках чужой армии без согласия политической власти и государства той армии. Настоящий акт имел революционно-юридическую законность, если бы он был провозглашен не в 30.06. 41 г., а раньше, и не на штыках немецкой армии, а в подполье предыдущего, советского, оккупанта Украины. Немецкая армия тогда застала бы свершившийся революционный факт, с которым, согласно международным законам, должна была бы считаться и его уважать.

4. Провозглашение настоящего акта внесло юридически-государственный дуализм в украинскую национальную политику. Такая затея является доказательством непонимания политических законов авторами акта, чем компрометируется государственная традиция украинской нации перед широким миром.

5. Начиная с 22.01.1918 г., ни у кого не было необходимости провозглашать украинское суверенное государство, потому что Украина уже раз это сделала и легитимное правительство того государства не прекратило свою политическую деятельность как правительство в изгнании оккупированной врагом страны (здесь "Бульба"-Боровец, конечно, намекает на "легитимное" и "экзильное" правительство "президента" А. Левицкого, которого никто не избирал, и который представлял за рубежом, а во время войны и в гитлеровской Германии, бывшее правительство УНР). Какая же может быть речь о возобновлении того государства.

6. Акт вызывал определенную дезориентацию и анархию среди народных масс, если это был революционный акт против воли Германии, то почему там официально трубилось: "Слава немецкому фюреру"? А когда при согласии немцев, то почему авторы не договорились с немецким правительством, чтобы он этот акт уважал?

7. Редакция самого акта неграмотна. Ни один акт любого суверенного государства никогда не должен быть инструментом восхваления другого чужого государства. Кроме того, настоящий акт даже не очерчивает, каким должно быть государство: республика, монархия, авторитарная диктатура или что-либо другое.

8. Акты о возобновлении государств и действиях их суверенной власти могут быть практикуемы лишь тогда, когда это делает или правительство в изгнании на чужой территории, куда враг не имеет доступа, или на своей территории, только в такое время, когда политическая и военная ситуация гарантирует, что поднятый флаг наибольшей национальной святыни, которой является государственность, не будет сразу кем-либо профанирован. Таких предпосылок, даже за несколько коротких дней, Степан Бандера, провозглашая свое "государство" в условиях немецкой оккупации, не имел.

9. Акт без каких-либо оснований комментировался в мировой публицистике как акт государства-сателлита под властью государств оси. По существу, такой факт не отвечал действительности, потому что Украина ни де-юре, ни де-факто не была сателлитом государств оси, а только оккупированной территорией под немецкой, румынской и мадьярской администрацией.

10. Что в Украине не умерла идея возобновления своего суверенного государства, свидетельствует постоянная революционная борьба с большими жертвами, а не "опереточными государственными актами" типа акта С. Бандеры от 30.06.41 г.

11. Во времена Второй мировой войны не было места даже для сателлитного украинского государства, не говоря уже о соборном украинском государстве и его суверенной власти. Это должны были понять авторы акта как кандидаты в государственные мужья.

12. Национальная революция, ее политика и вооруженные соревнования - это не детская забава в государство и войну, а почтенное занятие, за которое целая нация платит огромную цену кровью и духовными и материальными сокровищами".[10]

И в завершение Боровец заметил: "Акт.. был доказательством полного политического анальфабетизм его авторов".

В этих оценках, согласитесь, немало доказательного и справедливого.

В завершение выше отмеченного "Бульба"-Боровец достаточно предусмотрительно предостерегал, что "..мы вынуждены эти документы цитировать в первую очередь для нас самих, чтобы полностью осветить ту политическую ситуацию, которая была на Украине во время Второй мировой войны. Советуется это в основном по двух причинам:

- чтобы дать будущему историку нашего времени действительные факты и события;

- для того, чтобы авторы всех тех примитивных "государственных документов" с перспективы времени увидели сами себя в зеркале и не пробовали бесстыже называть себя "проводом" всей Украины".

Сказано, как видим, искренне и справедливо.

Примечания

9. Бульба - Боровець Т. Армія без держави. С. 96.
10. Там же. С 73 - 74.

Справка. Виталий Иванович Масловский (7 июня 1935 — 26 октября 1999) — украинский историк, доктор исторических наук, профессор.

В период распада СССР, профессор подвергся преследованиям со стороны новой власти. За опубликованную им в 1990 году книгу «Земля обвиняет» о деятельности УПА, его уволили с работы в Институте общественных наук западноукраинского отделения АН Украины. С тех пор, в течение почти десятилетия, Масловский оставался безработным, живя на небольшую пенсию, которую получал как инвалид Великой Отечественной войны. Тем не менее, учёный продолжал работать над научными трудами.

Работа Виталия Масловского вызывала крайнее недовольство апологетов ОУН-УПА. В его адрес поступали многочисленные угрозы расправы, как через прессу, так и в личном общении.

В 1999 году за пределами Украины вышла очередная книга Виталия Масловского — «С кем и против кого воевали украинские националисты в годы Второй мировой войны». Отдельные главы из неё в предыдущие годы публиковались во львовской газете «Вильна Украина», что вызвало очень резкую реакцию со стороны националистов. Была развёрнута активная кампания по дискредитации учёного в прессе.

К концу 1999 года доктор исторических наук Масловский завершил очередную книгу — о холокосте и роли ОУН-УПА в его проведении. В процессе работы над ней, профессор обработал много новых, ранее неизвестных науке исторических источников.

26 октября 1999 года профессор Виталий Масловский был найден в бессознательном состоянии в подъезде своего дома во Львове. Смерть наступила 27 октября в результате черепно-мозговой травмы и перелома шейного участка позвоночника, вызванных падением в лестничный пролет собственного дома.

Историк активно участвовал в работе русского движения Западной Украины, выступал на конференциях и съездах с аналитическими докладами о перспективах русско-украинских отношений. Сторонники профессора Масловского восприняли его смерть, как политическое убийство, подобное убийству Ярослава Галана. Конфедерация русских общин западных областей Украины обратилась к местным и центральным органам власти с требованием провести детальное расследование гибели учёного и всех обстоятельств, связанных с этим происшествием. Несмотря на это, убийцы Виталия Масловского так и не были найдены.