Павел Лазаренко готовится вернуться в Украину и большую политику?

Актуальные темы Политическая безопасность Самое интересное

«Известия в Украине» продолжают серию публикаций наиболее интересных сюжетов из книги Николая Обихода. Автор был начальником управления по расследованию особо важных дел Генпрокуратуры и работал над уголовными делами Лазаренко-Тимошенко.
Николай Обиход
четверг, 8 декабря 2011 , 19:21

В сегодняшней публикации автор книги приводит интервью юриста и журналиста Бориса Филатова, который давно занимается расследованием деятельности Павла Лазаренко. Николай Обиход считает это интервью ключевым для понимания роли и места Павла Ивановича в сегодняшней Украине. Вот почему это интервью приводится почти без купюр. Впервые этот материал вышел в свет на сайте УНИАН 16 ноября 2009 года.
Многое, чем Лазаренко сегодня занимается, говорит о том, что это все тот же циничный, жестокий человек с железной хваткой и непомерными аппетитами. А значит, с его выходом на свободу любое общество, будь то украинское или американское, получит только новую головную боль. Его нынешняя деятельность — яркое подтверждение этому.

Какой может быть «деятельность» человека, сидящего в заключении?

Сначала об условиях заключения Лазаренко. Они, скажем так, не самые строгие. Сначала, после ареста в Штатах в 1999 году Павел Иванович был под стражей. Затем, в 2003 году, уплатив залог в $86 млн, был отпущен под домашний арест. Но в октябре 2008 года, заявив, что опасается за свою жизнь, вернулся в камеру. При этом это оказалась камера женской тюрьмы городка Дублин в штате Калифорния. Это исправительное учреждение с низким уровнем секьюрити. Кроме согрешивших перед законом леди, здесь также содержатся мужчины за административные правонарушения и те, кому еще не вынесен судебный вердикт.

В том, что Павел Иванович коротает свои дни именно тут, легко убедиться благодаря прозрачности американской пенитенциарной системы. Достаточно зайти в интернет, заглянуть в информационную базу этой системы, набрать имя Pavlo Lazarenko — и мы узнаем, что узник FCI Dublin Лазаренко носит тюремный номер 94430-011, что ему сейчас 56 лет, что он белый и что он мужского пола. Большего американская Фемида о своих подопечных не сообщает. Это, конечно, не так комфортно, как домашний арест, но и здесь, судя по всему, Павел Иванович имеет возможность быть в курсе последних событий и поддерживать связь с миром.

Как вернуть Украине зарубежные миллионы Тимошенко-Лазаренко

Пока в Украине все махнули рукой на Лазаренко, списав его, как уже говорилось, из большой политики, он ведет системную, целенаправленную работу по своему возращению. По всему видно, у него нет сомнений: он вернет влияние, деньги, страх перед ним. В первую очередь, конечно, это будет касаться Украины. Тут ну с очень многими людьми у Павла Ивановича, так сказать, свои счеты. Тут же у него многочисленные активы, тут его люди, те, кто многим ему обязан и у кого без Лазаренко вряд ли есть будущее. Сегодня задача номер один для него — любой ценой сохранить и приумножить влияние на родине. Он, конечно, плохо представляет себе страну, в которой ему предстоит это сделать.

А какие, собственно, могут быть трудности у Лазаренко в Украине, если американцы отпустят его?

Это многочисленные уголовные дела, это казнокрадство, вымогательство и не только. Уже все как-то подзабыли, что незакрытыми «по нему» осталась масса уголовных дел. Речь идет о многомиллионных хищениях из казны, рэкете, вымогательстве. Когда в свое время возникла необходимость собрать в одном месте уголовные дела, в которых фигурировал Лазаренко, они заняли целый актовый зал.
О резонансности их и напоминать не приходится — убийства Вадима Гетьмана и Евгения Щербаня до сих пор остаются едва ли не самыми дерзкими в истории страны. Естественно, возвращаться с таким «послужным списком» в Украину даже для такого отчаянного человека, как Павел Иванович, небезопасно. Поэтому все последние годы, пребывая под домашним арестом или в тюрьме, Лазаренко энергично и занимается тем, чтобы «закрыть» все «уголовные вопросы» в Украине.

Как именно можно их «закрыть»?

Механизм далеко не нов — подкуп, шантаж...

Вы так уверенно говорите о «работе» Лазаренко, словно он сам или его люди отчитываются вам о ней...

У меня есть в правоохранительных органах свои контакты, которые позволяют получить адекватное представление об этой деятельности. Благодаря информированным людям мне удалось ознакомиться с электронной перепиской Павла Ивановича со своими контрагентами в Украине. Она не просто впечатлила — повергла в шок. Если ее обнародовать, многие известные всей стране люди просто проснутся в холодном поту. Боюсь, им придется надолго уйти из политики и прятаться от журналистов, не говоря о том, чтобы мелькать в телеэфирах.

Чем именно эта переписка повергает в шок?

Прежде всего, именами и должностями вовлеченных в дела Лазаренко людей — это судьи, прокурорские работники, чиновники, вплоть до известных всей стране народных депутатов. Если кому-то Лазаренко сегодня представляется раскаявшимся престарелым отцом юных американских граждан, то из этой переписки виден совершенно иной образ. Он глава клана, на громадном расстоянии дергающий за нитки высокопоставленных чиновников, стражей закона и депутатов. Работает это просто. Связь Лазаренко держит через нескольких доверенных людей. Скажем, некто Юрий Люблин является его доверенным лицом в Америке. С определенных номеров он звонит людям, дает им поручения от имени Павла Ивановича и докладывает самому Лазаренко о выполнении. Также сам экс-премьер постоянно держит контакт по электронной почте со своим бывшим охранником Константином Авдеевым и адвокатессой Евгенией Колодий. Это, так сказать, особы приближенные. Им он дает самые деликатные поручения, они по этим поручениям «работают» с уже теми же чиновниками или депутатами. Его порученцы ездят по стране, «работают» с фигурантами дел, которые зависят от Лазаренко. Скажем, в Житомирской тюрьме навещают человека, стрелявшего в Гетьмана — Кулева. Колодий также официально представляет его интересы. Затем, если проследить за географией передвижения порученцев Павла Ивановича, то мы увидим, что их маршрут пролегает в Луганск. Тут сидят уже другие люди — фигуранты дела по убийству Щербаня. Свидания с осужденными убийцами, контакты с руководством тюрьмы, встречи с представителями местной власти... Адвокаты ходят по этому поводу в Верховный Суд, в Генпрокуратуру. Ищут контакты, ищут нужных людей, договариваются.

НИКОЛАЙ ОБИХОД: «НА ПАВЛА ИВАНОВИЧА РАБОТАЮТ ЧИНОВНИКИ, СУДЬИ, ДЕПУТАТЫ»

Периодически видны «опорные» точки этой работы. Но в какой-то момент оказывается, что результат обеспечить не удается. Порученцы Павла Ивановича признаются, что провалили дело. «Шеф» отвечает кратко, но понятно: «1.Ваше письмо от 3 февраля полностью добило меня. Вы полгода занимались данным вопросом, находили нужных нам людей, заинтересовывали их, а сегодня получается, что все было напрасно. 2. Прошу незамедлительно найти новые подходы, реальных людей для положительного решения вопроса. Данный вопрос является решающим для моего возвращения. Прошу задействовать любые механизмы, но вопрос решить положительно. С уважением и надеждой...»

Периодически Павлу Ивановичу приходится давать своим «бойцам» встряску: «Мне не нужны пустые встречи, застолья и обещания. Я этим сыт по горло. Если ты не можешь договориться, то организуй мне телефонный разговор с ним, и я сам поставлю все на свои места». Или просто: «Действуйте!» И они действуют. При этом периодически напоминают, что книг «не хватает». Что это за «книги»? Неужели у Павла Ивановича хватает времени волноваться и за образовательный уровень своих порученцев? Отнюдь, дальше все прочитывается довольно легко. «В процессе работы вы уже установили неформальные контакты, и я передавал на эти цели книги. Если требуются устойчивые и надежные связи, книги я передам», — пишет он. В другом письме: «Называть цифру пока не надо, но дать понять, что нам это интересно — стоит». Такие вот «книги». Наконец, из переписки четко видно, что «книги» практически всегда находят адресата. А значит, на Павла Ивановича работают чиновники, судьи, депутаты самого высокого уровня.

Экс-глава СБУ: дела против Тимошенко были закрыты противозаконно

Если становится понятно, что дело не удается востребовать и перенаправить в нужную инстанцию, Павлом Ивановичем дается соответствующая команда («подключите депутатов таких-то»), после чего в той самой переписке появляется «шаблон» депутатского запроса, наконец, сам запрос, то есть народный депутат вступает в игру.

Очевидно, что Павел Иванович не дремлет на тюремном топчане, не шьет униформу и не крутит сетку-рабицу на тюремном станке. Он занимается системной работой по нейтрализации заведенных на него в Украине уголовных дел. Это серьезный криминал. Это же касается и различных чиновников, судей, прокуроров, народных депутатов, ведущих переговоры о «решении вопросов» через поклажу в «банковский сейф с двумя ключами» определенных сумм и т.п.

Есть надежда, что со времени публикации интервью с Борисом Филатовым (19.11.2009) украинская прокуратура провела тщательную проверку и где-то в недрах ГПУ уже давно раскручивается новое уголовное дело против Павла Ивановича.