Письмо из 2000 года Раввина Йигаэль Йегуди

На страницу Раввина Йигаэль Йегуди
בס''ד
Это рассказ о том, как моя мать удостоверила своё право на «репатриацию» в израильском посольстве в Минске летом 2000 года, после чего окончательно решила, что «туда, где эти правят бал – она не поедет, куда лучше дожить и умереть в Беларуси» – как сообщила она мне в телефонном разговоре, находясь под впечатлением визита в сей форпост «новых евреев» на Партизанском проспекте в нашем родном городе.
По моей просьбе она прислала мне письмо, где описала свой визит.
Много лет я не публиковал это письмо – сначала, пока ещё жил в Израиле – просто боялся, что если всё же сложится так, что кто-то из моей семьи в Минске надумает приехать в Израиле, эти твари отомстят, как они умеют. Потом, после того, как распалась моя семья в Израиле и я сам вернулся на родину и стал «репатриантом» (на этот раз в буквальном смысле слова), – было не до этого. Тем временем и мать, и отец – да благословенна будет их память – оставили этот мир, и я похоронил их в Минске по законам нашей святой древней веры. Ни я, ни сестра в Израиль не собираемся. Я хочу, чтобы это письмо было опубликовано: мне хорошо знакомо и государство –30 лет там прожил – стоящее за описанным моей матерью беспределом в его представительстве, и само это позорное «представительство», с которым я познакомился вполне, поселившись в Беларуси в качестве израильско-подданного (1). «Свежие» впечатления от них моей матери, ветерана войны, повидавшей на своём веку хамов и антисемитов – поучительны. Перепечатываю точный текст письма, с пунктуацией и подчёркиваниями, пропуская не имеющее отношения к посольству. Все мои замечания – в сносках.
В начале письма идет рассказ о посещении «Сохнута», где были получены предварительные разъяснения. И вот…

«… По телефону из консульства дают указание: «Возьмите с собой все документы, которые есть в доме», видимо, рассчитывая, что имеют дело с малограмотными или идиотами. Далее: «придти нужно к 8-ми часам». Когда я сказала, что к 8-ми не смогу – дали справку, что можно до 10-ти (но не позже!!!) и рассчитывать, что, возможно, придётся пробыть там весь день (!) Когда я сказала, что, мол, 77 и инвалид. Меня успокоили, что «пожилые у нас идут в первую очередь» – наврали, как увидишь далее. Никто не обращает внимание на то, кто ждёт. Я видела пожилую женщину со страшно опухшими ногами, женщину с мальчиком лет 3-х – в общей очереди. А когда одна женщина обратилась к этой самой Белле Петровне (2) - (она изредка мелькает в толпе, доставляя что-то в кабинет госпожи консульши), нельзя ли, мол, ускорить её приём – Белла изрекла: Вы пришли в посольство – значит надо ждать. (В этом большом помещении есть несколько стульев – забыла посчитать – но не более 10-ти. Сидят пожилые – не все. Остальные все стоят!!!)
Итак, 8/VIII я с Жанной Давидовной. … в 9ч.30м. прибыли в консульство. Привёз нас отец Инны. … Это далеко. Район велозавода. Консульство арендует 11-й этаж в здании транзитного банка. Итак, в 9ч.30м. на первом этаже(3) – толпа. Не менее 50-ти человек, кажется, больше. Все ждут с 8-ми. «Пускать» ещё не начали. Духота страшная. Чтобы не подложили бомбу – все стоят !!! Меня омоновец(4) разрешил – без вещей! – отвести подальше, и дали стул. В 10 часов – партиями по 6 человек стали проводить в специальное помещение, где мы с Жанной – у неё были документы её и мамы – 90 лет – заполнили анкеты. Оттуда, опять по 6 человек, увозят на лифте в помещение, где выезжающих на П.М.Ж. принимает госпожа вице-консул – и, там же, – толпа «таяров»– у разных окошек. Кругом торчат «лбы» охранники. Интересно, сколько им платят? ...
Короче, Белла – это она «запускает» – не заставила меня с Жанной (Жанна была моей сопровождающей. И очень хорошо мне помогала. Поила меня из термоса. Добыла мало-мальски удобный стул. Сама она стояла все четыре часа ! для людей буфета, конечно, нет. Воды попить даже негде. Одна женщина из Витебска мечтала о туалете. Я ей сказала, чтобы она обратилась к охраннику – она не решилась. Жанне разрешили меня туда, в виде исключения проводить. …) «долго» ждать. см. выше.
Короче, вице-консульша меня спросила: «К кому вы едете? Кто у вас в Израиле» Я сказала, что у меня в Израиле сын, но это не имеет никакого значения, ибо действует сейчас уже не закон о воссоединении семей, а совсем другой, - «о возвращении». Я сказала другими словами, толково и спокойно. Госпожа побагровела и прошипела с возмущением «Откуда вы все законы знаете !!!»
Я ей спокойно возразила, что у меня образование выше 4-х классов. Можно было, сказать умнее – но и это не для неё. Тупая. Потом я стала по одному давать ей мои документы: свидетельство о рождении моё (у меня есть!) где чёрным по белому указана национальность родителей. Свидетельства Танино(6) и твоё (копия). (7) И ещё у меня есть копия ранее действовавшего паспорта, где была указана национальность. И свидетельства о смерти деда и бабы – Ерихимсонов. Потом я ей показала – у меня в руках – мой диплом и говорю: - Ну, диплом мой вам не нужен, трудовая книжка тоже. – Дама опять взвилась! Госпожа! Откуда вы можете знать, что мне нужно! Я консул! Я знаю, какие мне нужны документы!
Короче: она забрала все паспорта, инвалидные свидетельства, пенсионные удостоверения, удостоверение о медали. Я понесла и Танины документы – она тоже решила «утвердить» свою национальность. Я сказала, что дочь инвалид, слабее меня и ваших условий выдержать не могла бы. Дама, сверкнув очами, спросила: - а как она выдержит перелёт? – Я ей ответила: «Это наши проблемы». Я сказала ей, конечно, глупость. Таня говорит: «Почему ты не сказала, что Сохнут доставляет даже на носилках?» А меня-то возмутило, что дама ни словом не обмолвилась, что Сохнут, мол, мог бы помочь.(8) Подала бы добрый совет!(9)
Далее. Дама потребовала свидетельство о рождении отца (10) Тани (и ещё что-то. Я намертво забыла что, ибо я ничего ей носить не собираюсь, конечно.) Мне она сказала, что я могу оформлять визу, т.е. меня еврейкой признали, а Таню пока нет. Вот такой абсурд! И безобразие! уже ты оцени мои, пожалуйста, старания!! (11) Я спросила: что же, мне с дочкиными документами опять являться и проходить всю процедуру ?
« А как же!» Правда, когда мы с Жанной уходили, она выслала Беллу нам вдогонку и сказала, что Танины «недостающие документы» можно передать «с кем-нибудь» (!?!) …
Получается, того, что меня признали (!) еврейкой для репатриации моей дочери недостаточно! Так что, сынок, «развлекайся» на здоровье! Позвонить тебе, конечно, тоже не разрешили (это, я знаю, был бы абсурд), но не разрешили и вызвать такси, а предложили Жанне (60 лет!) «ловить» машину. Жанна, молодец, машину – частную – поймала и благополучно доставила меня домой. А в каком состоянии – об этом говорить не будем. …»

(1) Отказ посольства подтвердить получение моего заявления о выходе из этого подданства является причиной невозможности получения мной гражданства РБ, на которое я имею право как уроженец страны.
(2) О хамстве Беллы Петровны Великовской, которым была поражена, мать рассказала мне по телефону, и сказала, что не поедет туда, где заправляют такие, как эта Белла Петровна. В дальнейшем, в 2007-2012 гг. Б.П. Великовская занимала должность гендиректора Иудейского Религиозного Объединения в РБ (!!!) После недавнего ареста главы ИРО Ю. М. Дорна по подозрению в многолетних экономических преступлениях, и будучи сама под следствием – улетела в «родной» Израиль. Нелишне отметить, что ни Дорн, ни Великовская не страдают «иудаизмом», как впрочем и все записные члены организации. Собственно «практикующими» религиозными иудеями являются немногие из прихожан синагоги в Минске, почти никто из которых не состоит в общине ИРО; в других городах у ИРО вообще нет действующих синагог.
(3) Речь идёт о помещении на 1-м этаже, куда ныне попадают только после прохождения «проверки безопасности». В нынешнее время в это помещение на 1-м этаже вообще не «запускают» для ожидания, а только «по пять» – само ожидание происходит под открытым небом, зимой и летом. Какие-то лбы в Израиле наверняка получили «схар-идуд» (поощрительную надбавку) за это важное оборонное усовершенствование.
(4) Т.е. там ещё охраняли белорусы; дальше речь идёт об охранниках посольства.
(5) «таярим» - «туристы» на иврите.
(6) моя сестра.
(7) Оригинал я в нарушение советских законов вывез с собой в 1979 году в нагрудном кармане: еврейское происхождение мне всегда было важно и дорого; и это «с риском для жизни» провезённое свидетельство я показал своим двум бывшим жёнам, на которых был женат в Израиле. «Репатриировалось» в Минск свидетельство о рождении вместе со мной, и показал его и своей нынешней – самой лучшей – жене …
(8) Сохнут, работники которого получают бонусы «пер-рош» (за каждую голову), заинтересован направить в Израиль ВСЕХ желающих. Утверждают же «право на репатриацию» консульства. Однако, у государства, стоящего как за Сохнутом, так и за «консульствами» – есть желание заполучать молодых и здоровых независимо от происхождения, и нет желания принимать инвалидов и престарелых, также независимо от оного. Посему инструмент «проверки» используется для максимального отсеивания «непродуктивных». Как мы увидим, «утвердив» одну очевидную еврейку – престарелую – «консул» (фактически речь идёт об агентах спецслужбы «Натив»), услышав, что её дочь ещё «худший» инвалид, начинает «тормозить». Пусть, однако, живёт спокойно «родное» сионистское государство – моя сестра в кошмарном сне не видела туда отправляться. Медобслуживание и вообще условия жизни, которые у неё есть в Минске – конечно, также не снились малоимущим людям в Израиле.
(9) Да уж, «Натив» славиться добротой! Какова наивность евреев диаспоры: ждала ли бы, к примеру, моя мать «доброго совета» от советского гебиста? А от него скорее можно было бы…
(10) Он же мамин муж, да уж еврей, царство небесное им обоим, и мой и сестры отец, да продлятся наши дни. Что и было видно из представленных оригинальных документов – мать цитирует «госпожу консульшу», подчёркивая нелепость происходившего.
(11) Речь шла только о матери, которую я уговаривал приехать ко мне. Когда она согласилась пойти на консульскую проверку, я попросил её заодно оформить «право на репатриацию» для сестры (которая уезжать и не предполагала): мне было интересно, как это происходит.